ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
Присоединяйся! Присоединяйся!
Лучший подарок!

Купить книгу!
Друзья сайта:
Андрей Ситнянский - сатирические стихи Суперские СКАЗКИ Сестры РИММОВНЫ
 
Новости сайта
Спасибо АНДРЕЙ ! УРА...!!! | Обсуждение  2017-03-28 12:24:02 
                                    Андрей,
большое спасибо за твою книгу   и за добрые пожелания !!!

Случилось непоправимое: я не послушался твоего совета,
и не положил книгу в туалете, а взял её на работу .

Со словами: "Ух ты ! А можно я почитаю ?" - она была отобрана у меня   моим секретарём .
Теперь я вкалываю и за себя, и, как говориться - за ту девчонку !
Должность секретаря, до прочтения твоей книги, - временно свободна.
Это ещё пол беды, но, твоя книга уже обещана двум подругам:
одна - врач ( эта может залечить), другая работает в суде ( а эта вообще может посадить) !
Бороться с тремя - я не смогу !

Так что твоя книга - пошла по Европе    по женским рукам.

Забрать у неё не могу, по нижеуказанной причине:

Взял на работу книгу почитать,
Забрала секретарь... (что за манера ???)
А, у неё попробуй отобрать -
У ней же груди пятого размера... )))

P,S. Снимок, на фоне 5-го размера, из-за слов: "Ага, щас...!" - сделать не удалось.



 Владимир Волощук
26.03.2017 Приказано не стрелять | Обсуждение  2017-03-26 17:21:06 

Поскольку митинг против коррупции на Марсовом поле не был разрешён властями Питера, народ попёр тысячами. По Каналу Грибоедова в два часа дня, несмотря на начинающийся дождик, непрерывным потоком тянулась живая, в основном, молодежная лента.
Все прежние названия – остров Променад, Потешная площадь, Царицын луг, площадь Жертв Революции – никнут по сравнению со звучностью и воинственностью Марсова поля. Этому полю личат крики:
– Вы сами держитесь!
– Импичмент, импичмент, импичмент!
– Миллиарды – миллионам!
– Продам кроссовки за 70 миллиардов!
Есть и такие:
– Свобода, Единство, Путин!
В общем – весело. В Москве задержан генеральный организатор всероссийского митинга Алексей Навальный. Здесь полиция присутствует группами по пять-шесть человек, но достойной кандидатуры для задержания, очевидно, не находит.
Милая девушка раздает зеленые ленточки.
– Это за экологию? – спрашиваю.
– Нет, это зелёнка для Навального!..
15:00. Дождь усиливается, плотность человеческой массы на Марсовом поле увеличивается...
Полиция скучает.
 Станислав Абрамов
КОЛЬЕ | Обсуждение  2017-03-26 15:24:48 
О, сколь же я нищ и ничтожен,
Хоть сроду не лыс и не рыж.
Недавно вернулся Прохожий
С Европы. Он ездил в Париж.

Он свататься ездил, по слухам,
Ну, к этой, Маринке Ляпэн.
А что? Если верить старухам,
В постели он им супермэн.

Он часто во время попойки
Желает жениться дуром.
Мы встретились с ним у помойки,
Куда я гуляю с ведром.

Завидев меня, он из бака
Достал петушка понпасье,
И молвил гундяво: «Однако,
Парнод вам с мерси. Сильвупле.»

Меня ж обуяла скаредность.
«Не дам, - говорю, - ни рубля».
А он: «Я привез тебе ценность
Такую, что прям о-ля-ля!»

«Какая же ценность? – смекаю.
Ну, ну! Не томите, мисье!
А он мне: «В Париже такая
Есть ценность, получше колье»

Колье – это род украшений,
Чтоб знал ты, читатель мой, Брут.
С алмазами, бабам на шею,
Как лошади, значит, хомут.

«Ну, что ж, - вру, - От друга обычно
Любые подарки ценны».
«Тогда, - шепчет с мордой кирпичной, -
Сымай побыстрее штаны».

«Зачем, - удивляюсь. – Неужто
В Париже все ходют в белье,
И вместо, чтоб вешать подружкам,
На «болт» нацепляют колье?»

«Да нет, - засопел он сильнее. –
Ну, как объяснить вам, жлобам?
Нет ценности в мире ценнее,
Чтоб сделать из сира мадам».

«Ах, вот что!» Почище, чем кони,
Бежал я, забыв про ведро,
Готовый под страхом погони
Колье обменять на кайло.
 Моголь
Мечта оппозиционера | Обсуждение  2017-03-23 19:55:52 
Мечта оппозиционера: Язык до Киева доведёт
 Андрей Бертыш Карлсон
Слово из сети на злобу дня | Обсуждение  2017-03-21 00:01:05 
Скрепостные
 Андрей Бертыш Карлсон
С ДНЁМ ПОДВОДНИКА,СТРАНА! | Обсуждение  2017-03-19 14:34:24 
С ДНЁМ ПОДВОДНИКА,СТРАНА!

В файле вырезка из газеты периода 1964 года. Наша первая атомная подлодка К-3 "Ленинский комсомол". В статье экипаж обращается ко всем флотам и флотилиям принимая на себя обязательства.
 юрок
АРТ-КЛУБ ШАЛЕ 7-е Апреля (Концерт из серии Смехом печень не испортишь) | Обсуждение  2017-03-17 12:55:14 
Дорогие мои, доброго дня!
Довожу до Вашего сведения, что 7-го апреля сего года, в Арт-клубе "Шале" состоится праздничный концерт, приуроченный к нашему общему профессиональному празднику - Дню Дурака.
В концерте принимают участие отборнейшие дураки современной юмористической поэзии, песни и пляски. Целых 10 человек.
В их число попал и Ваш покорный слуга.
Успех концерта, во многом зависит как от количества выступающих, так и от количества зрителей, причём - в равной степени.
Приглашаю Вас посетить данное мероприятие, которое обещает быть весьма забавным. Особенно, если никто не придёт.
Мест в зале мало, от желающих нет отбоя. Если у кого-то уже возникло желание посетить данное мероприятие, пишите в личку, постараюсь забронировать Вам места. Адрес и время Х ниже:

Арт-клуб «ШАЛЕ», Москва, Электролитный проезд, д.7 кор.2, метро «Нагорная». Бронирование столиков по телефону +7 (495) 669-78-80.

http://shale.ru/koncerty/vladimir-gorodzeyskiy

Начало:   19.00    Сбор гостей с 18.00

Список выступающих: Анатолий БЕЛКИН, Юрий ВИКТОРОВ, Вадим ЗВЕРЕВ, Татьяна КОРМИЛИЦЫНА, Сергей САТИН, Сергей СЕРОУХОВ, Андрей СИТНЯНСКИЙ, Владимир ГОРОДЗЕЙСКИЙ. Впервые в проекте – известный бардовский дуэт «Зеленая лампа», Екатеринбург – Владислав ШАДРИН и Дмитрий ОБУХОВ.

Буду с нетерпением ждать Ваши заявки, тем более, что Федуард тоже не приедет, как я понял.

Всех обнимаю, остальным жму руку.
 Tarkus
БЕРДЯЕВ и КРЕАТИВНАЯ ФИЛОСОФИЯ | Обсуждение  2017-03-17 01:15:44 
Из разговора с Прохожим:
    Прохожий: Эх, Моголь ты Моголь, до чего ж ты докатился. А ведь некоторые считали тебя поэтом.
    Моголь: Кто такой?
    Прохожий: Например, сам Червивый.
    Моголь: Чё –та не помню.
    Прохожий: Ну, как же? Он так и сказал: «Глупее поэта Моголя я не встречал».
    Моголь: То есть, он имел в виду «выдающийся».
    Прохожий: Ну, да. Что-то в этом роде. А ты видишь как? Не оправдал. Оказался философом. И, по-моему, тоже «выдающимся».
    Моголь: А ты знаешь, Санек, я ведь, если по-чесноку, притворялся поэтом. На самом деле я всегда в душе хотел быть умным.
   Прохожий: Зачем тебе это? Лишние неприятности. Вот, посмотри на меня. Видишь, где у меня глаз?
   Моголь: Этот правый? Ну, да. На заднице.
   Прохожий: А пупок где, видишь?
   Моголь: Вижу, на затылке. Еще вижу, у тебя носа нет. Где он?
   Прохожий: Выбросил я его. Отгнил, сучий потрох, из-за сифилиса.
   Моголь: Да, но ты же всегда говорил, что это последствие кораблекрушения.
   Прохожий: Я врал. На самом деле это от большого ума.
   Моголь: Не верю я тебе. Сифилис не бывает от большого ума. Сифилис бывает от большой любви. Ты просто хочешь закопать мой талант. Вон и лопату приготовил. Зачем тебе лопата в космическом корабле?
   Прохожий: А мы что, в космическом корабле?
   Моголь: А ты что? Не видишь. Хотя да… Извини.
Прохожий: Да чо извиняться. Я вижу. Но вообще-то надо предупреждать. Я б тогда лопату не стал брать.
Моголь: Ну, раз взял, пригодится. Иди, накопай минералов на Луне.
Прохожий: Точно. Пойду накопаю.
Моголь: Ага, а я пока опубликую свой философский труд на Хохмодроме.




1.
   Если бы у «креативной философии» возникла потребность нарисовать икону своего пророка, то на ней следовало изобразить лик русского философа Николая Александровича Бердяева. Бердяев, бесспорно, является самым мощным подвижником «Русского Космизма», от корней которого и произрастает «креативная философия». Однако, на наш взгляд, труды Бердяева остаются недопонятыми и недооцененными. Вероятно дело тут в том, что персонализм Бердяева выглядит слишком иррациональным идеалистичным и экспрессивным. Философия Бердяева кажется заоблочной, а если быть точнее, то схожей с облаком, которое парит над землей, меняя внешние формы в зависимости от ветров перемен в атмосфере мировоззрений. Величественностью и красотой этого облака, разумеется, можно и нужно любоваться, но чтобы получить от него практическую пользу, необходимо забраться в него с губкой здорового рационализма и, впитав живительное содержание «обитателя небес», отжать оное на земную почву. Впрочем, вряд ли какая-либо губка способна впитать весь объем этого облака. Для подобной операции философия Бердяева слишком грандиозна. И все же «кретивной философии» необходимо проделать нечто похожее, как необходимо зеленым побегам орошение небесной влагой.
      Всякий, внемлющий Бердяеву, видит, как философ доводит свою мысль до максимальной высоты, порой даже до высоты, несовместимой с жизнью. Каждая его фраза это мощный взмах крыльев, которые возносят мысль, открывая глазам все новые горизонты истины, и далее влекут внемлющего в лучистый простор стратосферы. Неудивительно, что в какой-то момент внемлющий вдруг ощущает, что утрачивает привычное тяготение. У него возникает желание обрести почву под ногами. И значит, появляется сомнение в способности держаться на той высоте, куда вознес его автор.
    Знакомясь с Бердяевым, мы практически сразу понимаем, что перед нами не столько философ, сколько поэт. Да он и сам этого не скрывает. Напротив, Бердяев категорически возражает против наукообразия в философии, признавая истинной лишь «творческую философию», под которой разумеет свободный полет мысли.
    Говоря же о «творческой философии», автор как раз и ставит нас перед необходимостью забраться в его ранее упомянутое облако с известной уже критической губкой, чтобы извлечь все полезное для побегов нашей «креативной философии».
      Наиболее полно тему «творческой философии» и творчества вообще Бердяев исследует в своем сочинении «Смысл творчества». Конечно, было бы неплохо поставить задачей перед «креативной философией» освоить все пространство этой книги. Однако, хоть соблазн и велик, дело это представляется совершенно невообразимым. Бердяев из тех философов, сочинения которых желательно разбирать едва ли ни построчно, как это делают иные редакторы с поэтическими произведениями. Польза от такого многотомного труда сомнительна, ибо охотников ознакомиться с ним вряд ли сыщется. Поэтому мы возьмем в разработку самую маленькую, но по нашему мнению самую важную главу этой книги (буквально в десяток страниц из почти трех сотен), главу V1 под названием «Творчество и свобода”.
      Кстати, напомним, что не в правилах «кретивной философии» щадить автора или преклоняться перед его авторитетом. К нашему стилю, пожалуй, применимы известные слова сотрудника КГБ: « У нас генералы плачут, как дети». Зато мы всегда готовы выступить адвокатами автора и даже на его стороне там, где, на наш беспристрастный взгляд, он этого заслуживает.
2.
      Итак, в первых строках указанной главы Бердяев утверждает: «Творчество неотрывно от свободы. Лишь свободный творит. Из необходимости рождается лишь эволюция; творчество рождается из свободы».
       И далее, по своему обыкновению, Бердяев начинает нагнетать эту мысль, подобно инертному газу в полость воздушного шара: «Когда мы говорим на нашем несовершенном человеческом языке о творчестве из ничего, то мы говорим о творчестве из свободы. С точки зрения детерминизма (предопределенности) свобода есть «ничто», она выходит из детерминированного ряда, она ничем не обусловлена, рожденное из нее не вытекает из предшествующих причин, из «чего-то».
    Разумеется, эта мысль нас немедленно вдохновляет и возвышает. И ошеломляет нас необычными видами на земную поверхность. Разве не здорово «творчество из ничего»!? Просто, из обыкновенной свободы!
    Но философ на этом не останавливается, напротив, продолжает набирать обороты нашего головокружения: «Творчество - необъяснимо. Творчество - тайна. Тайна творчества есть тайна свободы. Тайна свободы - бездонна и неизъяснима, она - бездна. Так же бездонна и неизъяснима тайна творчества. Те, кто отрицают возможность творчества из ничего, те неизбежно должны поместить творчество в детерминированный ряд и тем отвергнуть свободу творчества. В творческой свободе есть неизъяснимая и таинственная мощь созидать из ничего».
    Однако, стоп! Где-то мы уже слышали про творческую силу этого «ничего». Например, у Хайдеггера. Но у Хайдеггера «ничто ничтожествует и ничтожит». Если верить Хайдеггеру, «ничто» - есть воплощение «Ужаса небытия». Приближение к нему порождает страх, и именно этот страх перед небытием, по мнению Хайдеггера, становится источником творчества.
    Кроме того, представление о «ничто» достаточно хорошо разработано в демонологии, где оно является источником абсолютного зла и колыбелью дьявола.
      В нашей «креативной философии» «ничто» представляется в виде точки исчезновения, куда закручивается спираль «воронки небытия». Эта точка небытия сравнима с «черной дырой» в космическом пространстве. Как известно, «черная дыра» влияет на солнечные системы Вселенной, образуя Галактики в виде спиралей. Примерно, также «очаги ужаса» образуют поле влияния на объекты сознания в нашем микрокосме, выстраивая наше мышление в определенных алгоритмах и иерархиях. Все психологи и духовные учителя человечества сходятся на том, что от таких «черных дыр» разума следует избавляться. Правда, именно они, эти «черные дыры» «ничто», являются началом сознания, противостоящее разуму с помощью диалектики мышления, которое само по себе без разума - «ничто».
    Так что же это за свобода такая, которая соразмерна «ничто»? И почему это эволюция не является творчеством? Ничего себе нетворчество! Достаточно ознакомиться с произведениями эволюции, чтобы убедиться в обратном.
    Между прочим, английский инженер Р. Тревитик, запатентовавший первый в мире паровоз, изобрел его на основе тележки с паровым двигателем. А такая тележка в свое время появилась благодаря паровой машине построенной в ХV11 веке. Если признать изобретение провоза творческим актом, то совершенно очевидно, что одним из элементов творчества является преемственность. Этот пример не только доказывает, что эволюция – это творческий процесс, но и показывает значение в этом процессе других творческих принципов «креативной философии», таких как целесообразность, новизна, принцип преодоления и пр.
    Что же касается свободы как главного условия творчества, то она, конечно, не помешает, но все же ее роль в творчестве гораздо заметнее в стимулировании творчества некой абстрактной целью, которая в абсолютном смысле недостижима. К тому же, в стесненных обстоятельства, определяющих «принужденность к творчеству», творческая личность гораздо скорее применит свои способности.
      Французский философ ХV111 в. Этьен Кондильяк писал: «Свобода вовсе не заключается в решениях, независимых от воздействия предметов и от всякого влияния приобретенных нами знаний. Размышление предполагает наличие опыта и знаний. Следовательно, и свобода предполагает их».
    Так что, если мы с этим согласны, то источником свободы не может быть «ничто».
    Между тем, наш философ продолжает свой головокружительный натиск: «Боязливое отрицание творчества из ничего есть покорность детерминизму, послушание необходимости. Творчество есть то, что идет изнутри, из бездонной и неизъяснимой глубины, а не извне, не из мировой необходимости. Само желание сделать понятным творческий акт, найти для него основание есть уже непонимание его. Понять творческий акт и значит признать его неизъяснимость и безосновность. Желание рационализировать творчество связано с желанием рационализировать свободу.»
    Под напором такого пафоса кое в чем нам, конечно, приходится согласиться с автором. Например, с тем, что творчество «идет изнутри», «из бездонной глубины». Тут легко уловить антитезу Платону, полагавшего, будто идеи обитают вне субъекта, отказывая, таким образом, личности в его творческих способностях. Но вот, основания для творчества хорошо бы иметь. Ведь даже шутка, отпущенная не к месту способна вызвать недоумение, а то и серьезные последствия. Впрочем, возможно автор под словом «основание» подразумевает нечто иное, и потому мы «не понимаем» его «творческий акт». Вот и думай после этого стоит ли смириться с «неизъяснимостью глубины» его мысли или все же «рационализировать свободу»? Однако возможно ли это, рационализировать свободу?
    «Свобода - безосновная основа бытия, и она глубже всякого бытия, - восклицает Бердяев. - Свобода - колодезь бездонно глубокий, дно его - последняя тайна.» И тут же уточняет: «Свобода не есть царство произвола и случая в отличие от царства закономерности и необходимости…. Не понимают свободы те, кто считают свободным все, что порождается причинами, лежащими внутри человеческого духа. Свобода и нерациональна, и неприемлема. Поскольку дух человеческий входит в природный порядок, в нем все так же детерминировано, как и во всех явлениях природы… Детерминизм есть неизбежная форма природного бытия, т. е. и бытия человека как природного существа, хотя бы причинность в человеке была духовной, а не физической. В детерминированном порядке природы творчество невозможно, возможна лишь эволюция. Свобода и творчество говорят о том, что человек не только природное существо, но и сверхприродное.»
    Даже если оставить на совести автора «причины, лежащие внутри человеческого духа», то и тогда с этой «свободой» не все понятно. С одной стороны свобода «неприемлема». Но тогда что о ней говорить? С другой стороны, свобода - не «царство произвола», поскольку дух предопределен, запрограммирован, что делает невозможным произвол творчества, кроме как в сфере эволюции. Но наличие свободы и творчества у человека доказывает, что все сказанное прежде - чепуха.
    Не проще ли было сказать, что дух человеческий запрограммирован детерминированной природой на свободу и творчество. И вот с этим, пожалуй, мы согласны.
3.
    Но, похоже, Бердяев слишком опьянен свободой изложения, чтобы заботиться о линиях логики. Он так и говорит: «Тайна свободы отрицает всякую замкнутость и всякие границы». И далее: «К свободе прибегали для обоснования силы зла, а никогда не добра.»
    А вот это уже интересно. Действительно, почему же не «прибегали»? Может, потому что свобода добра ограничена всякими правилами, законами, рамками. Зато та «неприемлемая» и «нерациональная» свобода, к которой «прибегают» силы зла, не признает никаких условностей. И такая свобода, разумеется, удобный инструмент для агрессии, клеветы, лжи и прочих актов творчества со знаком «минус».
    Впрочем, автор всеми силами открещивается от такой свободы. «Свобода - положительная творческая мощь, а не отрицательный произвол, – уверяет Бердяев, - Отрицательное сознание своей свободы как произвола и есть падение, грех. Отрицательная свобода, свобода как произвол есть свобода бессодержательная, пустая. Хотеть свободы для свободы, свободы без цели и содержания - значит хотеть пустоты, уклоняться к небытию».
    Эге, значит, автор все же против злоупотреблений свободой. А то ведь мы чуть было не записали его в сторонники Постмодерна.
    «Есть две свободы, – продолжает Бердяев, - свобода божественная и свобода диавольская.   В грехе - свобода «от»; в творчестве - свобода «для». Свобода Адама семидневного творения иная, чем свобода Адама творения восьмого дня. Свобода нового Адама, соединяющегося с Абсолютным Человеком, есть свобода творческая, свобода, продолжающая дело Божьего творения, а не бунтующая против Бога в отрицательном произволе… Диавольская свобода и есть конечное и последнее противление Христу, т. е. истребление Человека и избрание пути небытия. Творчество диавола созидает лишь небытие: оно крадет у Бога для создания карикатуры бытия, ложного его подобия. Диавольская свобода и есть окончательная необходимость, последнее порабощение. Необходимость есть лишь форма свободы».
    Да, тут, конечно, с автором не поспоришь. И нам, разумеется, никак не подходит «диавольская свобода» в творчестве. Однако, как же нам различать эти свободы. Ведь мы помним замечание автора: «Тайна свободы - бездонна и неизъяснима, она – бездна». Различия по предназначению «от» или «для» представляются нам недостаточными. Кто ж не знает про «благие намерения», которыми «вымощена дорога в ад». Правда, в глубине души мы как будто понимаем, как определить божественную свободу, но все же тут мы имеем дело с философией, как раз и существующей для подобных процедур. Похоже, тут-то нам и пригодится «креативная философия». Ее «принципы красоты» позволяют размежевать истинное и мнимое творчество, а значит, и характер пространства их свободы. Напомним, что главным «креативным принципом» является «принцип дополнительности», любовь.
    Впрочем, Бердяев пытается обойтись собственными средствами, говоря: «Осмыслить зло можно лишь через внесение принципа развития в божественную жизнь … Свобода не есть сознанная необходимость, как учили германские идеалисты. Необходимость есть дурная, бессознательная свобода, свобода, не просветленная Логосом… Можно быть в рабстве лишь у того, что чуждо и враждебно. То, что близко и мило, то не принуждает. Любящие и соединенные - свободны, лишь враждующие и разъединенные находятся в рабстве и знают принуждение».
    По правде сказать, мы не знаем, как можно осуществить «внесение принципа развития в божественную жизнь» и почему свобода, как «осознанная необходимость» обязательно «дурная»?
    Тем не менее, последнее высказывание Бердяева воистину дорогого стоит. Ведь освобождение от «чуждого и враждебного» - само по себе творчество и даже настоящее искусство жить. И когда Бердяев говорит: «Необходимость - есть падшая свобода, свобода вражды и распада, свобода хаоса и анархии», нам кажется, что он тут же себе возражает следующем тезисе: «Подлинная свобода есть выражение космического состояния вселенной, ее иерархической гармонии, внутренней соединенности всех ее частей».
    Разве мы не знаем, что «космическое состояние вселенной» является образцом незыблемого порядка и самого откровенного детерминизма? Конечно, подобная гармония в нашем микрокосме может стать условием «освобождения» от всякого рода «чуждого и враждебного». Допустимо также, что отрегулированный микрокосм может оказаться продуктивным в смысле творчества. Но, во-первых, откуда нам известно, будто космический порядок возник без всякой необходимости? А во-вторых, где гарантии, что именно гармония является источником свободы?
    Стоп! А ведь Бердяев и не говорит про «источник свободы». Он говорит про «выражение» «подлинной свободы».
    Опять эта загадочная «свобода»! Она равна «ничто» и в то же время обладает таинственной творческой силой. Да, очевидно без нашей «кретивной философии» нам этот ребус не разрешить.
    Стоит напомнить, «креативная философия» исповедует «принципы красоты», одним из которых является «движение от сложного к простому». Поэтому для кого-то она выглядит слишком конкретной, не в пример сочинениям иных философов. Зато она предпочитает опираться на данные науки.
    Так вот, «креативная философия» утверждает, что творческой силой обладает энергия, а материя является чем-то, вроде сгущенной энергии. Это очень похоже на «окаменелость духа», о котором говорил Гегель. При этом материя приобретает такие физическими свойства и подчиняется таким законам развития, что достигает несоизмеримости с энергией, но не способна к самостоятельному существованию. То есть, материя является вещественным дополнением и выражением энергии.
   «Выражением энергии». «Выражение»! Вот оно, ключевое слова во фразе Бердяева: «… свобода есть выражение космического состояния вселенной…» Космическая гармония – это выражение Творческой Энергии Вселенной. Именно эту энергию имеет в виду Бердяев, когда говорит о свободе:   «Свобода не может быть рационализирована, она не поддается познанию рассудочными категориями, но в ней живет божественный разум».
    Энергия действительно незрима, и потому сравнима с «ничто». Но это совсем не то «ничто», о котором говорит Хайдеггер. «Ничто» Хайдеггера - это та самая «черная дыра», источник «Ужаса», диктующий «необходимость» сопротивления небытию, «падшую свободу, свободу вражды и распада, свободу хаоса и анархии». Конечно, «ничто» воронки небытия индуктирует совсем иной вид энергии.
    Кстати, темой философии Хайдеггера и Бердяева является творчество, но как мы видим, эти философы находятся на разных полюсах своих представлений об источнике творчества. Хайдеггер, будто следуя законам диалектики, склоняется к мистицизму, а Бердяев, воодушевленный свободой, уносится в сферы богоискательства и Христологии. Собственно, в этом и состоит отличие Европейской философии и Русского Космизма.
    Будто в намерении углубить эту нашу мысль, Бердяев, говорит: «Мир заколдован злобой и может быть расколдован лишь любовью».
    И действительно, наше сознание, будучи в плену тяготений «ничто», не в силах воспринимать всю красоту, все краски и радости внешнего мира. И только любовь способна расколдовать для нас этот мир. И в этом смысле особенно внятны слова Бердяева: «Любовь это творчество». Да, творчество и прежде всего потому, что любовь – «альфа» и «омега» в творчестве преобразования нашего внутреннего мира.
4.
    Однако, если быть последовательным, то стоит задуматься над тем, что является причиной нарушения гармонии нашего микрокосма. Иначе нет никаких гарантий новых его расстройств. Вот как на это отвечает Бердяев: «Скованность и порабощенность мировой иерархии существ подчиняет человека низшим, омертвевшим ступеням бытия, принуждает человека своим материальным отяжелением. Эта скованность, это отяжеление низших иерархий закрывает от нас творческую тайну бытия. Мир представляется нам в аспекте необходимости, омертвевшей и окаменевшей материальности».
    Это еще, как говорится мягко сказано. Не только материальный мир, но и современное общество с его иерархией ценностей «сковывает и порабощает» наш внутренний мир. Для этого у общества есть достаточно эффективных инструментов, в числе которых прессинг информации, диктатура законов, стандартов, стереотипов, материальные средства, общественное мнение, образцы поведения и облика.
    «Свобода от реакций на «мир» и от оппортунистических приспособлений к «миру» есть великое завоевание духа… Освобождение от «мира» и есть освобождение от греха, искупление вины, восхождение падшего духа» - говорит Бердяев.
    Но как возможно и возможно ли такое освобождение «от мира»? И Бердяев подсказывает нам один из таких путей: «Понятие индивидуализма все еще спутано и недостаточно выяснено. Иногда под индивидуализмом понимают освобождение индивидуальности от внешнего гнета, природного, социального, гнета установленной морали и установленной общественности. При таком понимании нужно признать положительную ценность индивидуализма».
    Однако соблазн стать на путь индивидуализма Бердяев самым беспощадным образом разбивает в пух и прах: «Всякая отъединенность, отчужденность от мира ведет к рабству у мира, ибо все чуждое и далекое нам есть для нас принудительная необходимость. Для индивидуалиста мир есть всегда насилие над ним… Индивидуализм есть опустошение индивидуальности, обеднение ее, умаление ее мирового содержания, т. е. уклон к небытию… Обладал ли свободой Пер Гюнт? Он судорожно утверждал свою индивидуальность и был лишен ее, он не был самим собой, личностью, был рабом необходимости».
    Действительно, если, отстаивая свою индивидуальность, постоянно реагировать на все вызовы внешней среды, то недолго стать рабом обстоятельств. Хотя, если честно, то и на этом пути есть много возможностей для творчества. Во всяком случае, индивидуалист может выбирать, что ему следует принимать из внешнего мира, а что отвергнуть. И если верить философской формуле, что «подобное познается подобным», то имея гармонию в своем микрокосме, индивидуалист может рассчитывать на познание гармонии во внешнем мире. Сам Бердяев об этом говорит так: «Внутреннее родство субъекта познания и объекта познания - обязательное условие истинного познания. Только свободный познает свободу, только творящий познает творчество, только дух познает духовное, только микрокосм познает макрокосм. Познавать что-нибудь в мире значит иметь это в себе».
   Как видите, индивидуализм не так уж беспросветен. Другое дело коллективист. Психологическое состояние коллективиста гораздо более зависит от обстановки и процессов в коллективе. И здесь уже выбирать, что принять, а что отвергнуть, и сохранить свой суверенитет далеко не всегда есть возможность. Для кого-то ее вообще практически не бывает, и индивид становится еще более «рабом необходимости», чем Пер Гюнт.
   К чести Бердяева, он учитывает и этот путь, говоря о сектанстве: «Индивидуализм оторванной кучки уже труднее преодолеть, чем индивидуализм оторванного одного… В психологии сектантства есть сверхличная магия, от которой нелегко освободиться. Вино сектантства пьянит, создает иллюзию экстатического повышения бытия».
    Так что, выходит, будто индивидуализм в плане свободы в чем-то даже предпочтительнее коллективизма. Однако у индивидуализма с разрешением вопроса «независимость от чего?» остро стоит вопрос «для чего?». Если только это будет свобода творчества для себя любимого, то для полноценного творчества здесь явно чего-то не хватает. «Креативная философия» вполне научно поясняет нам, что в таком творчестве не работает «принцип дополнительности», любви. Любовь к себе не в счет. «Принцип дополнительности» подразумевает дополнение личности чем-то несоизмеримым с ней. Лучше всего чем-то надличностным. «Бесконечно беден и бессодержателен человек, если нет ничего выше его, нет Бога, и бесконечно богат и содержателен человек, если есть высшее, чем он, есть Бог», - учит Бердяев.
    Вот тут-то и самое время оценить третий путь свободы, который предлагает Бердяев: «Всякий творческий акт имеет универсальное, космическое значение. Творческий акт личности входит в космическую иерархию, освобождает от мертвенной власти низших, материализированных иерархий, расковывает бытие. В своей свободе и своем творчестве личность не может быть оторвана и отъединена от космоса, от вселенского бытия».
   Проще говоря, Бердяев предлагает творческий путь личности, то есть универсализм. Напомним, что «Универсализм — этическое миросозерцание, противоположное индивидуализму; форма мышления, рассматривающая универсум как целое. В ряде религий под универсализмом также понимается убеждение в возможности спасения всех людей».
    «Индивидуальность и ее свобода утверждаются лишь в универсализме, - говорит Бердяев. - Зрелая и свободная воля направляет свой акт хотения, свое действие на космическую, божественную жизнь, на богатое содержание жизни, а не на пустоту».
    Конечно, Бердяев не был бы Бердяевым, если бы не ставил перед личностью сверхзадачи, такие, как например, следовать путем Христа, говоря: «Без Христа-Освободителя сама свобода должна казаться результатом необходимости. Свобода без Христа-Освободителя есть свобода старого Адама, свобода без любви, свобода семидневного творения».
    Но в целом, если отбросить пафос и поэтические метафоры Бердяева, то понятно, что усилия свободной творческой личности должны быть направлены на созидание красоты и любви в этом мире. То есть, в сухом остатке, а точнее в нашей губке мы не находим ничего революционного. Примерно о том же нам толкуют большинство философом мира, в том числе и наша «креативная философия». Впрочем, нас это вполне устраивает, поскольку «космизм» и «персонализм» Бердяева это еще одно свидетельство в пользу истинности «кретивной философии», ее этики, а также целей и задач.
5.
   Говоря же о целях и задачах «креативной философии», мы вновь должны прибегнуть к помощи Бердяева. Дело в том, что в наш рациональный и в то же время сумасшедший век созидание красоты и любви, задача весьма непростая. Ведь известно, где есть действие, там есть и противодействие. «Всякое дерзновение, всякий творческий почин дают чувство одиночества, непризнанности, перерастают всякую данную общность» – свидетельствует Бердяев. Между тем, как мы уже говорили, средства угнетения, порабощения и даже уничтожения у современного общества настолько мощные, что оно способно вывернуть наизнанку, завязать в морской узел, да и просто испепелить всякого подвижника, не говоря о том, что он может оказаться непонятым, непринятым, невостребованным. И в этом случае, даже если творческая личность не будет порабощена обществом, она рискует остаться в одиночестве. Но вот, что об этом думает Бердяев:         
   «Одиночество не есть отчужденность от космоса - оно может быть лишь симптомом того, что личность переросла данные состояния других и ее универсальное содержание не признается еще другими. Высшее одиночество - божественно. Сам Бог знает великое и страдальческое одиночество, переживает покинутость миром и людьми. Христос был одинок и не понят в своем пути».
    И все же, несмотря на то, что одиночество может быть «божественно», «покинутость миром» вовсе не является благом для «творческой личности». Ведь, как ни крути, творчество нуждается в аудитории, вожделеет быть востребованным, понятым, признанным. Так вот, цели и задачи «креативной философии» как раз и состоят в том, чтобы создать в обществе преимущество такого мировоззрения, при котором «страдальческое одиночество» творческой личности была бы сведена к минимуму, и наступил новый век, который Бердяев назвал «Мировой Творческой Эпохой».
       Не станем лукавить и подтасовывать факты, у Бердяева, конечно, свои особые представления о Мировой Творческой Эпохе. Он считает, что ведущей силой этой Эпохи должно быть обновленное христианство: «Христианство все еще было воспитанием несовершеннолетних, опекой над ними. И потому христианство не открыло еще себя полностью как религию свободы… Нынешнему возрасту человека, нынешним временам и срокам может соответствовать лишь религия свободы, религия дерзновения, а не страха… Несвободные не нужны Богу, не входят в божественный космос… Есть свобода, соответствующая творческой мировой эпохе. До того же была лишь свобода эпох закона и искупления».
    Конечно, «креативная философия» ничего не имеет против «религии свободы» и «дерзаний». И все же нам приходиться учитывать реалии современности, где идеальная свобода попросту невозможна. Мы должны смириться с тем, что существуют экономические, материальные, физические, социальные и прочие условия жизни человека. Поэтому наши требования к творчеству несколько снижены. Мы скорее разделяем следующую мысль Бердяева: «Творческую тайну бытия нельзя воспринять пассивно, в атмосфере послушания отяжелевшей материальности мира. Ее можно познать лишь активно, в атмосфере самого творческого акта». То есть, мы приветствуем всякое творчество, в том числе и коллективное, и творчество индивидуалиста, и даже попытку творчества, ведущую к «познанию» оного. Для нас важнее, чтобы это творчество было истинным, направленным на созидание добра, любви, красоты, природы и Человека.
    В конце концов, не всем дано быть подобным Христу. Притом истории известны другие пророки и изобретатели новых религий, но если судить по их «плодам», то далеко не всегда возможно признать их творчество истинным. Скорее уж скромного изобретателя паровоза мы назовем настоящим творцом. Впрочем, «креативная философия» настаивает на мнении, что всякий человек – творец по самой своей природе. Это объясняет, почему, познавая философию Бердяева, мы ее понимаем и вдохновляемся ею, несмотря на экспрессию, поэтическую форму и тайнопись. Ведь, как вы помните, «Познавать что-нибудь в мире значит иметь это в себе». (Н. А. Бердяев)

 Моголь
Год исправительных работ | Обсуждение  2017-03-12 23:04:31 
Замаралась в марте Мара,
Не поедет на Канары.
Суд назначил Маре год
Исправительных работ.

Зарыдала Мара фары -
Приговор не нравится.
Раньше Мару звали шмарой,
Может быть - исправится?..
 Ильх
Кирдык почте. | Обсуждение  2017-03-12 20:10:37 
Коллеги, господа и дамы!
Моя электронная почта на днях приказала долго жить - не то вирус, не то ещё что... Короче, заблокировало доступ навсегда...Вместе с ней накрылся медным кофейником весь список контактов, в том числе - и ваши адреса. Пришлось завести новый адрес, дабы не отстать от жизни. Посему - прошу всех, с кем я переписывался, на старый адрес не писать, т.к. он недействителен, а писать на новый. Остальные явки и пароли тоже пришлось поменять...
Ваш Ю. Смирнов. (Ржавый Ю)
 Ржавый Ю
ПРИГЛАШАЮ-2!!! | Обсуждение  2017-03-10 20:15:15 
Всем привет!)

Недавно исполнилось 85 лет замечательному питерскому актеру Георгию Антоновичу ШТИЛЮ!!!

Вот такая расчудесная компания будет поздравлять дядю Жору с этим юбилеем. К тому составу, который я публиковала в прошлой новости, добавилось несколько замечательных персонажей!

Билеты есть тут — https://planeta.ru/campaigns/shtil_ubiley (в виде акций) и на КАССИР.РУ. https://spb.kassir.ru/teatr/teatr-estradyi-im-a-raykina/za-chashechkoy-chaya-s-gashtilem_2017-04-03_1900

Буду очень рада всем давним и новым друзьям!)

С улыбкой, Наташа.
 Хи-хи
Вчера позднёхонько. | Обсуждение  2017-03-10 07:35:47 
А у Нехайчиков плюс раз.
Стал громче, чётче сердца стук.
И стало больше нежных рук.
И больше ясных добрых глаз.

Супруг мой - в третий раз Отец.
Не падал в обморок, не выл.
Он там, со мной на родах был.
Он - огроменный молодец!!
**
Родилась ещё Царевна.
Снова быть грудному пиру.
Василиса Алексевна
Шлёт привет большому миру.
 Анна Нехайчик
Легендарный эпос | Обсуждение  2017-03-07 13:10:31 
Легендарный эпос о жизни современных российских чиновников "Легенда о неберунгах."
 Андрей Бертыш Карлсон
ПРИГЛАШАЮ!!! | Обсуждение  2017-03-07 01:48:18 
Всем привет!)

В субботу исполнилось 85 лет замечательному питерскому актеру Георгию Антоновичу ШТИЛЮ!!!

Вот такая расчудесная компания будет поздравлять дядю Жору с этим юбилеем.

Пока билеты только тут — https://planeta.ru/campaigns/shtil_ubiley в виде акций, но скоро появятся на КАССИР.РУ.

Буду очень рада всем давним и новым друзьям!)

С улыбкой, Наташа.
 Хи-хи
Спасибо Андрею Ситнянскому!  | Обсуждение  2017-03-03 10:51:41 
Негаданно-нежданно,
Без всяческих причин
На нас свалилась манна
С заоблачных вершин.
Конечно, это странно,
Однако, что нам врать?
С небес, с аэроплана
Упала благодать.
Не каша, не бананы,
Не с вишнею компот,
Спустилась к нам нежданно
С лазоревых высот…

К концу идёт интрига
Пора раскрыть секрет:
Конечно, это книга.
Прислал её поэт.
Зовут его Андреем,
Ситнянским величать.
Завидуйте скорее,
А мы пошли читать! ;)

 Шиченкова
  


Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100  Вебмастер