ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Лучший подарок!

Купить книгу!
Друзья сайта >>
 
  Авторское произведение - Смешные истории  | Сообщить модератору

"ХУЛИГАНСКИЕ " - САМАЯ ВЕСЁЛАЯ КНИГА 2017 ГОДА

Неосознанная месть


   Было такое ощущение, что ноябрь завис в одной поре. Это серое небо, постоянно закрытое хмарью, по несколько раз на дню то плакало изморосью, то сыпало редкой снежной крупой, напоминающей саго. Вот уже две недели температура воздуха плавно колебалась в районе нулевой отметки.
   - Ну вот, наконец, и минус пять, – подумала вслух Кузьминична, уже не первый раз за утро, вглядываясь в показания термометра. И решив, что время настало, поспешила на переговорный пункт, чтобы позвонить в город единственному сыну. - Вот и зима, пусть Петруша приезжает и что-то решит с этим Борькой, а не то он дожрёт всю картошку. Тыкву-то всю дожрал, паразит.
   Борькой, Кузьминична звала поросёнка – боровка. Ещё прошлой весной она взяла двух поросят на выкорм. Сама Кузьминична свиное мясо старалась не употреблять по причине стареющего организма. От его употребления то в боку кололо, то изжога мучила. Разве что добавляла чуть-чуть в щи для получения привычного вкуса и аромата. Выкармливая поросят, старалась ради благополучия семьи сына Петруши, который уже как десять лет служил отчизне, проживая в родном областном центре. Одного поросенка порешили ещё этой весной, и вот пришла очередь второго. Фураж на его содержание в зиму ни приобретался, и судьба Бориса была, так сказать, заранее предрешена, ждали только наступление морозов.
   Настала суббота, температура воздуха снова немного повысилась, едва перевалив за ноль. Но безжалостный механизм был запущен, и теперь уже вряд ли что могло спасти Бориса от перехода из разряда домашних питомцев в высококалорийный продукт питания. Пошла изморось, которая, наслаиваясь на оконные стёкла, сильно исказила осенний пейзаж. Из-за чего Кузьминична, всё утро вглядывающаяся в окна, так и проглядела тихо подъехавшую легковую машину. В дверь постучали. Накинув плюшевый жакет, в простонародье наречённый плюшкой, Кузьминична вышла в сени открыть дверь.
- Петруша! – только и молвила Кузьминична, бросившись в объятия сына.
- Маманя, привет! Встречай, я с другом приехал, – отрапортовал сын.
- Николай, – представился владелиц автомобиля, и добавил: - Мы с Петром служим в одном подразделении.
- Проходите, гости дорогие, обедать будем. А там сам смотри, Петруша, когда с Борисом будешь разбираться … Сегодня, или завтра, решай сам, – добавила Кузьминична.
   После обеда мужчины вышли во двор на перекур. Изморось перешла в мелкий дождь, и это вносило серьёзные препятствия в осуществление задуманного мероприятия. Под дождём заниматься разделкой туши не то что неудобно, но и просто нельзя. В противном случае, мясо начинает быстро портится.
- Давай прямо в сенях разделаем, – предложил Пётр и, подумав, добавил: - Пол земляной, потолок не подшитый, к стропилу верёвкой и подвесим.
- Хозяин–барин, – согласился Николай.
Друзья зашли в сарай оценить борова. При виде незнакомых мужчин Борис, интуитивно почувствовав недоброе и нервно захрюкал. Тут же в поросячьей памяти Бориса пронеслись все недобрые встречи с двуногими мужского пола. Приходил вот так один мужик несколько раз. Когда был совсем ещё маленький, оставил без яиц. А потом ещё два раза приходил и больно колол в загривок. Так припомнились Борису визиты ветврача.
- Вот это кабан, живым весом за сотку будет, – оценил Николай увиденного борова.
- Ну да, – согласился с другом Пётр, добавив: - Вдвоём по грязи не донесём, колоть будем прямо в сенях. Вся надежда на тебя, Николай, ты у нас охотник – говоря это, Пётр хлопнул друга по плечу.
   Узнав план действий по ликвидации Бориса, Кузьминична, разведя руками, только и сказала:
- Делайте ребята, как знаете, а я в подпол полезла за картошкой.
   Растворив настежь двери сарая и хлева, Борису ненавязчиво было предложено, как бы прогуляться по двору. Погода была мерзкой, но некормленый с утра и гонимый голодом, Борис вышел наружу в поисках съестного. Его голодный взгляд быстро отыскал стоящее на пороге сеней ведро, в которое Кузьминична положила несколько картофелин, оставшихся от вчерашнего ужина, и капустные листья, снятые с вилков при шинковании на засолку. Боров за считанные секунды преодолел промозглое пространство и уткнулся рылом в ведро. Ситуация для Бориса была знакомая, он и раньше не упускал возможности при прогулке во дворе заскочить в сени и проверить стоящую на полу посуду на предмет отыскания съестного, вот и в этот раз нашёл. Петр с усилием втянул в сени ведро, из которого Борис и не думал вынимать своего рыла, при этом смачно хрустя капустными листьями.
- Борис, да ты у нас Капустин, – произнёс Николай, закрывая на засов сенную дверь, и добавил, - Всё, валим! И Николай с Петром одновременно навалились на Бориса, который продолжал жадно поглощать капустные листья. Мужчины были молодыми, их тела были полны сил и энергии, застигнутый врасплох Борис был мгновенно свален и придавлен к земле. Запоздало Борис попробовал сопротивляться, но безуспешно. Каждый из двуногих был, примерно, в одной весовой категории с Борисом. Сильно придавленный к земле он был лишён не только возможности к активному сопротивлению, ему и визжать-то в полную силу не было ни какой возможности. Тем не менее, Борис дергал всеми частями тела, норовя сбросить с себя обидчиков, при этом истошно визжа.
- Не ссы Капустин, сейчас отпустим, – произнёс с азартом Николай, доставая охотничий нож из-за голенища правого сапога.
- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, поэт хренов, – сказал многозначительно Пётр.
- А, то, – озорно парировал Николай, при этом вонзая клинок под самую рукоять ножа в область шеи борова, норовя перебить главную артерию.
   Почувствовав острую боль, Борис, собрав все силы воедино, сбрасывает с себя Петра, и следом высвобождается от Николая. После чего включает ноги, сбивая и роняя всё на своем пути. К истошному и редко прерывающемуся хриплому визгу Бориса добавился грохот сбиваемой им посуды. На шум в сенцах поспешила Кузьминична, по пути наскоро вытирая руки о низ фартука, который впопыхах подхватила вместе с передним подолом халата. Когда открывала правой рукой дверь, в левой руке по инерции оставался задранный фартук с подолом халата. Тем временем, нарезающий по сенцам круги, Борька увидел внезапно раскрывающийся дверной проём, который показался ему единственно спасительным. И не побоявшись, Кузьминичны, Борис её и раньше-то не очень боялся, взлетев по приступкам, устремился в избу через дверной проём. Проскользнув между ног хозяйки, Борис своим пятачковым рылом уткнулся в задний подол халата. Подол надулся, словно парус шхуны от внезапного порыва ветра, усилие передалось на тело Кузьминичны. Она успела только ойкнуть, её ноги подкосились, хоть и задом наперёд, она вмиг оказалась верхом на широченной спине Бориса. Тот, не почувствовав тяжести седока, с закрытым подолом рылом проследовал вперед и угодил через раскрытый лаз прямо в подпольное помещение. Ехавшая на Борьке Кузьминична инстинктивно раскинула по сторонам руки и ноги, это ей и помогло не провалиться в лаз. Провалившийся Борис успел нарезать несколько кругов по подпольному помещению, но так и не нашёл другого выхода на волю, при этом поколол уйму банок с соленьями и вареньями.
   Всё когда-нибудь кончается. Кровь, бившая фонтаном всё это время из раны Бориса и обильно поливающая всё вокруг, тоже закончилась. Силы оставили Бориса, его сознание померкло, всхрапнув в последний раз и судорожно задёргав конечностями он затих прямо на бурте картошки, обильно увлажняя последнюю всем, чем мог. Это и была его неосознанная месть за всю ту несправедливость, которая имела место быть в земном мире. Сказать о том, что вокруг следов крови было много, это значит ни чего об этом не сказать, а упомянуть только вскользь. Следы крови замысловатым фейерверком въелись в белёные известью стены в сенцах. Если на земляном полу в сенцах кровь была почти незаметна, то в избе весь пол просто пестрил бурыми пятнами, замысловато размазанными подошвами обуви. Фонтанирующая из раны кровь попала также на стены, досталось и накрахмаленному кипенно-белому подзорнику, окаймляющему кровать Кузьминичны.
   Дело по отъёму жизни у Бориса было сделано. Но, для других участников этого действа всё только началось. Сначала пришлось долго вынимать тушу борова из подпольного помещения наружу, а точнее в сенцы. Без верёвки и крепкого русского мата вряд ли б справились. Затем тушу подвешивали, палили, поливали кипятком, скоблили и свежевали. Закончили поздно вечером.
По сложившейся в таких случаях традиции, главным блюдом на ужин была шурпа из ливера забитого борова. Местные это блюдо попросту называют селянкой. К дополнению стола, Кузьминична выставила домашние соления и графин с самогоном. Самогон Кузьминична гнала не на продажу. Во время перегона, отбирала только прозрачную жидкость, вся мутная градусная жидкость шла на повторный перегон. Процентное содержание спирта доводилось до сорока пяти чистой родниковой водой. Затем всё это дело настаивалось не менее полугода в стеклянных трёхлитровых банках. В этот раз на стол она поставила настойку на черносливе и перегородках от грецких орехов, Петруша очень уважал этот вкусовой букет. Его товарищу напиток тоже очень понравился. После третей принятой рюмки, всё случившееся вспоминали не без смеха. Короче, хорошо посидели, душевно.
   Но, как гласит народная мудрость, чем лучше было вчера, тем хуже будет сегодня. Николай был за рулём. А в день дороги опохмеляются только дебилы. Петруша поддержал товарища, лечились огуречным рассолом и крепким чаем на травах. При этом половину дня вынимали клубни картофеля, отмывали от крови и испражнений жизнелюбивого борова, потом сушили, затем опускали обратно в подпольное помещение. Работали молча, все мысли были в основном матом. В три часа пополудни, погрузив провизию в автомобиль и попрощавшись с Кузьминичной, Пётр с Николаем отбыли в город. В понедельник им было надо идти на службу. В дороге Пётр задремал. Под размеренное посапывание друга, Николай за окнами автомобиля невольно наблюдал сменяющие друг друга осенние пейзажи.

Косогоров проседи
С огоньком в ветвях,
Эти краски осени
Сохраню в мечтах.
Позабуду хмурые
Слякотные дни,
Кудри белокурые
Ветер не трепли.
Далека дороженька
Вьется лентой вдаль,
Знает Бог, как сложится,
Не томи печаль

(Из серии: «Непридуманные истории»)


 Автор: 
     Внимание! Использование произведения без разрешения автора (сайты, блоги, печать, концерты, радио, ТВ и т.д.) запрещено!
 Раздел:  Смешные истории
 Поделиться: 
 Опубликовано: 
 Изменено:  2017-11-20 14:55:56
 Статистика:  посещений: 568, посетителей: 411, отзывов: 3, голосов:  +52
 
 Ваше имя: 
 Ваша оценка:    
 Оценки авторов >>>
  Оценки гостей >>>
Обсуждение этого произведения:

      
 Тема  
 Re: Неосознанная месть  
 Сообщить модератору  
  http://www.hohmodrom.ru/project.php?prid=137157 

, 2017-11-20 14:57:08 
 Re: Неосознанная месть  
 Сообщить модератору  
  Как- то наблюдал такое дело со стороны с последующим участием в выпивке. Скоро будем есть синтетического борова. Знатные воспоминания. 

, 2017-11-21 12:28:42 
 Re: Неос ...   
 Сообщить модератору  
  С Новым годом без проблем! 

, 2017-12-29 09:49:25 
      

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100  Вебмастер