ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
  Авторское произведение - Матерные  | Сообщить модератору

ПРО АННУ КАРЕНИНУ и РЖД

Всё пропьём, но флот не опозорим


"За ветер добычи, за ветер удачи,
Чтобы зажили мы веселей и богаче!"

  На улице не по-летнему пуржило. По  улицам, областного переферийного центра, бывшего флагмана советской металлургии, а ныне города казацкой славы Запорожья, хлопьями свалявшейся ваты, ветер  гонял облетавшие с деревьев японской акации софоры,  грязно-белые соцветия.

  Откуда деревья японской акации появились в Запорожье уже, точно, не помнил никто. Старожили утверждали, что семена этого дерева,  якобы привезли китайские студенты обучавшиеся, в советское время, в учебных заведениях города. Правда это или нет - неизвестно, но деревья с плодами обладающими лечебными свойствами, в Запорожье не только отлично прижились, но  и расползлись по всем районам города, радуя народных целителей, которые на основе плодов софоры изготавливали целебные бальзамы излечивающие почти от всех болезней.

  Последнее воскресенье июля - три больших праздника уходящего лета - День торгового работника, День ВМФ СССР и День Нептуна. Можно было выбирать праздник на любой вкус. Ветерану военно-морского флоты СССР Лёхе, в принципе, подходили все три. Потому, как говорят в их уже довольно узком ветеранском кругу;  "Всё пропьём, но флот не опозорим!" Лёхе, чтобы пропить всё,что он нажил за всю долгую шестидесятилетнюю жизнь понадобилось бы ещё две жизни и то при условии, что он будет не прокисая квасить в них ежедневно. Но Лёха не собирался всё пропивать (как и жить ещё две жизни, с этой бы достойно управиться), а вот праздники отметить бы не мешало. Три праздника... Где набраться на старости лет столько здоровья? То ли дело было по молодости; собиралось несколько сот человек, сбрасывались кто чем мог, потом,  подганяли к парку Пушкина или к Дубовой роще грузовик вина и квасили сутки напролёт, благо менты не забирали. Сейчас на такие подвиги уже никакого здоровья не хватит...

    Здоровья никогда в достатке не было, но когда это Лёху останавливало? Вот и сейчас он взял со стола свою мобилку и набрал номер своего сослуживца Мирона, которому он в Тартусе набил свою первую наколку. Тот жил в самом грустном районе Запорожья, на Кичкасе и работал энергетиком на Кремушке (завод Кремниполимер). Почему автор написал о Кичкасе, как о грустном районе? Да потому, что все заводы были построены посреди Запорожья между Кичкасом и Центром. Строители не учли розу ветров и когда ветер дул с Кичкаса газы и вся грязь с заводов оседали смогом на центральных улицах и, тогда, жители Кичкаса смеялись, и даже делали попытки приоткрывать окна и форточки. Но чаще всего было наоборот и, тогда, уже смеялся центр, а Кичкас грустил, задыхаясь в плывущем туманом смоге. Он проникал во все щели и потому форточки и окна на Кичкасе местные аборигены в это время старались держать закрытыми - здоровье дороже, чем "свежий" воздух.

    Лёха много лет прожил в центре города на проспекте Маяковского, который начинался на проспекте Ленина и проходил по балке Вознеске почти к самому Днепру. Когда изредка ветер дул с Кичкаса, вода в Днепре притягивала заводские газы и балка выполняя функцию дымохода заливала смогом все близстоящие дома.
    Со временем Лёхе удалось получив квартиру перебраться на Правый берег и уже через остров Хортицу и, через два рукава Днепра, наблюдать фантасмагорическую картину смешения и буйства газовых красок  над городом. А когда он продав свой гараж в центре города, купил ещё и дом в селе, жить стало  нормально. Село хоть и было пригородом Запорожья и располагалось напротив Телецентра, но всё-таки за Днепром и, потому, воздух там был вполне приемлем для обитания людей и животных. Чего не скажешь о Кичкасе, но Мирону там жить нравилось и он всё время доказывал Лёхе, что чище места в Запорожье нет. Лёха с ним никогда не спорил, потому, как понимал, что оттуда уже выехать не возможно, разве, что экстремала вынесут ногами вперёд. 

  Ответив на звонок, Мирон предложил Лёхе созвониться с их третьим сослуживцем с Гешей (с которым они не только служили на ПМ-9, но ещё  почти год обучались в ДОСААФе военно-морским специальностям), и встретиться у него на Кичкасе.

-Хорошо, - согласился Лёва, - сейчас я позвоню Геше, а потом перезвоню тебе.
-Экстремальный отдых - это неплохо. А что  надо  с собой туда брать - противогаз и хим комплект? - спросил Геща, после того, как Лёха просветил его насчёт идеи отметить праздник не так, как обычно они отмечали не на Хортице в Лёхином поместье на берегу Днепра, а на загазованном Кичкасе у Мирона.
-Бери, что хочешь, лично, я возьму свой коньяк и овощи.
-Хорошо, тогда, я воду и колбасу с фруктами.
-Договорились. Выезжаю. Встречаемся в десять на Металлургов.
-Хорошо я сейчас  тоже выеду, только скуплюсь  по дороге в магазине .

  Поговорив с Гешей, Лёха снова набрал номер Мирона:
-Мы будем с Гешей примерно через час, привезём коньяк, овощи , хлеб, фрукты и колбасу, - сказал Леха, после того, как Мирон ему ответил.
-Хорошо, я тогда поставлю шашлык, чтобы когда вы приехали он уже был готов.
-Договорились. Жди.

  Что-то всё гладко складывалось. Зная не один год Мирона, его неорганизованность в кулинарном вопросе, Лёха сомневался, в том что тот успеет пожарить шашлык к их приезду. Да и вообще надо было мясо покупать и мариновать его самому, как он привык делать всю свою жизнь. Приготовления домашнего коньяка и шашлыка нельзя никому перепоручать, если не хочешь есть полусырое, подгоревшее мясо и пить вонючий шмурдяк. И он не ошибся. После того, как они доехали от Металла на раздолбанной маршрутке до Кичкаса, а, потом,  с большим трудом отыскали в лабиринте улиц и переулков  дом Мирона, и вошли во двор, шашлык конечно же готов не был. Хорошо ещё и то,что Мирон его не до конца сжёг. Пришлось Лёхе, выпив с дороги соточку,  закатывать рукава и жарить не только шашлык, но и печь на углях картошку.

  Мясо, лежавшее на решётке, хоть и медленно, но  источало аромат  превращаясь  в аппетитный шашлык - подтверждая собой извечную истину, что опыт пропить нельзя. После второй рюмки Мирон сославшись на то, что всю ночь прокувыркался с бабой, хотел было отправиться отдыхать. Никто ему особо не препятствовал, скорее наоборот - двоим оставшимся за столом  достанется больше коньяка и шашлыка. Хотя, по большому счёту, то был не коньяк, а чемер выгнанный с абрикоса и шелковицы - абрикосин - настоянный на ореховых перемычках. Такой напиток получается не часто, потому, как всё зависит от урожая абрикоса. В этом году абрикос уродился на славу и Лёва гнал его днём и ночью. И всё равно не успел нагнать столько того напитка сколько ему хотелось. Пришлось его сушить в надежде использовать зимой. Символический лучик лета в беспросветных зимних буднях.

  Очень полезный для мужчин этот напиток абрикосин настоянный на орехах. После принятия небольшой дозы, давление начинает выравниваться и член у пожилого мужчины начинает стоять, как у молодого вьюноши. А после принятия во внутрь литры этого напитка -  от давления и пар уже из ушей валит и мужик пашет на бабе, как стахановец. Даёт, так сказать, ****е угля, хоть и не мелкого, но до***. За что напиток и ценят и не только  мужчины, но и женщины.  Когда поспел шашлык в двухлитровой посудине, в которой Лёха привёз на Кичкас свой напиток, сиротливо болталась поллитра. Благо Мирон выставил бутылку разведенного спирта, который пока никто не пил, но это пока.

    Незаметно за разговорами, не заметили, как Лёхин напиток  почти и закончился...а тут ещё и Мирона дама (белокурая особа, с шикарной грудью пятого размера),  обладающая неплохим аппетитом и страстью не только к безудержному сексу, но и к крепким напиткам, сонно зевая,  вылезла из постели и подтянулась к колченогому столу, за которым беседовали о своей службе ветераны.

    В целях экономии напитка Лёха предупредил её, что это не коньяк, а самогон (ей бы лучше выпить минералки или компота), но дама вместо того, чтобы с негодованием отставить рюмку, наоборот, сказав Лёхе, чтобы он не ****ел под руку, ей лучше знать чем отличаются настоящие виски от самогона, вкинула за воротник подряд две рюмки, смачно закусив их шпротами.

-Браво, - увидев это действо, сказал Геша, - вот это по-нашему, по-матроски.
-Ты тоже не ****и, - не осталась в долгу дама... - И вообще, пацаны, вам пора уёбывать, потому, как я хочу трахаться... Мне утром на дежурство, больных лечить...так что уёбуйте.
-Всем уёбывать? - кинулся чайником Лёва. - А поцеловать нас  или за грудь дать себя ущипнуть на прощание? Как ты к этому относишься?
-Я не люблю трахаться с полными мужчинами, меня вполне устраивает и теперешний мой любовник. Трахает лучше чем двадцатилетние пацаны. Правда котик?
-Кто бы сомневался, - ухмыльнулся шестидесятилетний  лысый котик. - Что-что, а водку пить и всю ночь баб трахать я ещё в силе.

  Сказал и так с улыбкой на лице  начал моститься в салат спать. "Действительно пора домой собираться, а то я смотрю Геша уже вовсю подсел на спирт. В случае чего я ведь его домой не дотащу..." - подумал Лёха и вслух сказал:
-Собираемся домой Геша, видишь людям отдыхать надо. Траходром у них, видите ли, простаивает. А с нами она трахаться не хочет, как будто ей не всё равно с кем кувыркаться. Так что поехали к своим жёнам. Ты как со своей тоже будешь всю ночь кувыркаться?
-Да конечно, так же как и ты. У моего пацана сегодня День рождения. Там надо ещё вечером мне отметиться. А, потом, как карта ляжет...
-Понятно. Вальтом ляжет. Пошли. Говори гостеприимным хозяевам до свиданья... И отчаливаем... Пока ещё курс держим по румбу...нах херауз...



  Утром Лёха проснулся от истошно вывшего на все лады мобильного телефона. Жутко болела голова и сушило, а во рту, по всей видимости, ночевали кавалергарды со своими лошадями. Было тошно, мерзко и гадко. Всё, как обычно после перепоя дешёвым сурогатом. Память выбрасывала какие-то жуткие отрывки воспоминаний, из которых невозможно было сложить целостную картину вчерашних похождений.

  У Лёхы такая хрень с памятью была после того, как он на фуршете Запорожского Союза Писателей вволю откушал коньяка. Коньяк оказался катанкой (закрашенный картофельный спирт), который начисто отбил память о том, как Лёха после того фуршета добрался домой. После того случая он зарёкся пить на фуршетах и вечеринках катанный суррогат в любом виде. А вчера не сдержался и выпил у Мирона рюмку разведенного спирта и теперь расплачивался по полной программе.

-Алло, - после того, как выпил  кружку воды, прохрипел он в трубку мобилы. - Кому там не спится по-утрам?
-Какое утро, Лёха? День уже на дворе, - захрипела мобила Гешиным голосом. - Ты, как живой?
-Я вроде жив, а ты как вчера попутешествовал?
-Вот я поэтому и звоню... Ты не знаешь почему я попал на Правый?
-Куда ты попал я не знаю, - наморщился Лёха припоминая события вчерашнего дня, - помню что мы доехали до Металла и спрятались от дождя в каком-то кафе. Памятуя о том, что сколько водки не бери, а второй раз бежать придётся, я ещё из дому пришкерил чекушечку своего напитка, который мы с тобой там под пирожок и выпили.
-Ух ты... А вот этого я уже не помню. Как вышли от Мирона так память и отрезало.
-Да ты что, во херня. А как послал меня и убежал от меня через проспект - это ты помнишь?
-Не помню. А чего ты меня не остановил?
-Не остановил... Как!? Хотя я и пытался. Но ты сказал, что лучше меня знаешь, что тебе делать... И убежал. Спирт не надо было у Мирона пить.
-Н-да та бутылка спирта была лишней. Хорошо, что меня маршрутчик вывез в город с Правого, правда намок я ...Но то ничё главное что все на месте.
-Надо и мне у себя тоже посмотреть, хотя вчера всё было на месте, правда я ещё дома догонялся, но я-то почти спирт не пил. Ладно не болей - выздоравливай.
-И ты тоже. Я через неделю оформлю пенсию, надо будет встретиться отметить. Ты как?
-Никак, говорят что я пенсию не заработал. Не хватает трудового стажу. А на то, что я инвалид СА они положили, так что я как обычно - вольный художник и писатель на своих хлебах. Зато никому ничем не обязан. Но за твою пенсию выпьем. Сколько тебе там  бабла насчитали с барского плеча?
-Две четыреста.
-За сорок два года  стажа, две четыреста, почти сто баксов. Совсем пенсионный фонд  ****л от счастья. Ладно, встретимся. Давай. Удачи.
-И тебе Лёха удачи в творчестве.

  А по улицам города, ветер  всё так же пуржил соцветиями софоры, которой было глубоко фиолетово на всю  эту человеческую, бестолковую суету сует. Деревьям некогда было бухать, им надо было спешить размножаться и продолжать осваивать новое жизненное пространство.


 Автор: 
     Внимание! Использование произведения без разрешения автора (сайты, блоги, печать, концерты, радио, ТВ и т.д.) запрещено!
 Раздел:  Матерные
 Поделиться: 
 Опубликовано: 
 Статистика:  посещений: 757, посетителей: 198, отзывов: 0, голосов: +10
 
 Ваше имя: 
 Ваша оценка:    
 Оценки авторов >>>
  Оценки гостей >>>
Обсуждение этого произведения:

      
 Тема  
      

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер