ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
  Авторское произведение - Смешные истории  | Сообщить модератору

ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ЮБИЛЕЕМ НА 60 ЛЕТ

Про любовь и не только...


    Не секрет, что любовь в нашей жизни играет значительную роль. Переживания всякие, высокие чувства, материи. Двигатель цивилизации, так сказать. Ради нее одной совершаются различные безумства там, подвиги и прочие конфузы. Человечество помнит даже войны из-за любви. Во как! Человек, рождаясь, уже хочет любить: маму, папу и, вообще «близ лежащих» родственников. С возрастом эта потребность увеличивается и уже начинает распространяться на другие предметы вожделения.
    Сколько себя помню, с детства я уже активно испытывала потребность любить противоположный пол. Просто напасть какая-то! Впервые втрескалась по уши в одного водителя КАМАЗа. Мне было три года. Был такой дядя Валера. Он иногда заезжал к нам в гости. Мы жили тогда буквально в степи. То есть родители по молодости лет завербовались работать на «релейку», так это называлось. Многие вербовались на заработки на север, а они вот на юг на плато Устюрт. Думали что курорт там что ли? Песка не было, зато были бескрайние широкие степи и даже море - Аральское. Для нас с сестрой, там был просто рай земной. Тушканчики, черепашки, змеи и прочие ядовитые гады типа скорпионов и фаланг водились в огромных количествах во «флоре и фауне» данного региона. Мы впрямую соприкасались с природой и наслаждались своим безоблачным детством. Мне было около трех лет, сестре где-то пять–шесть. В детский сад мы не ходили, так как дом наш находился прямо в степи, обнесенный забором, за ним только бескрайняя степь и больше ничего…ни магазинов, ни школы, просто степь и наш одинокий дом. У нас во дворе еще находилась большая вышка, кажется для телевизионной ретрансляции что ли, а может для чего-нибудь другого. Я уже не помню, да это и не важно. Работа папы заключалась именно в техническом обслуживании этой вышки. И мы всей семьей жили в большом доме рядом с вышкой. За продуктами папа ездил километров за двадцать в какой-то районный центр, да и под заказ нам их тоже часто привозили, водители проезжающие мимо. Вот в одного такого водителя КАМАЗа я и втюрилась однажды. Не знаю, что я в нем такого нашла, обычный мужик вроде бы, ни чем не примечательный худосочный брюнетик с добрыми глазами. Но для меня он был как свет в окошке. Может, из-за того, что он привозил нам с сестрой всякие вкусности, типа ящика сгущенки или конфет. В детстве я сгущенку любила до безобразия просто. Была жуткой сладкоежкой. Так вот этот дядя Валера и привозил нам ее, когда бывал у нас проездом. Я сейчас понимаю, что он исполнял заказ родителей, но тогда…. У меня он просто ассоциировался с чем-то вкусным и сладким. А может быть, я как Татьяна Ларина, влюбилась в него только лишь, потому, что «в глуши, в деревне, все ей скучно…». Не знаю. От любви меня буквально распирало. Я прямо вибрировать начинала при виде дяди Валеры. Завидев его машину, неслась к нему на всех парусах, запрыгивала к нему на руки, ну и целовала так «скромно» в губы. Я по телеку видела, как взрослые целуются, и мне казалось, что у меня получается очень даже реально. А он бедный испуганно так шарахался от меня как мог. Ведь все вокруг смеялись над ним. Мама пыталась урезонить меня, что нельзя-де так приставать к дядям, на что я патетически парировала: «Я люблю его больше всех на свете!». На тот момент моя любовь была самым важным событием в моей жизни.   Что тут можно было возразить трехлетнему ребенку? А бедный водитель КАМАЗа продолжал безропотно нести бремя этой, в буквальном смысле тяжелой любви. Да-да, комплекции я была не хилой, поэтому, когда я с разбегу запрыгивала к нему на руки, он бедный, аж крякал от напряжения.
      Любовь вскоре улетучилась, как только объект пропал из поля видимости. Мы уехали домой, в город, и у меня появились другие интересы.
   
*****
    Про любовь был еще один забавный случай. Работала я тогда администратором в одном ночном клубе. Был у нас такой помощник бармена, т.е. младший бармен. Ничего такой мальчик, обыкновенный. Звали его Вадим. Так вот этот Вадим втрескался в одну официантку, Аню, и, кажется взаимно. Ну, понятно дело молодое, весна, гормоны и прочая любовь. Встречаться молодым негде. Она с родителями живет, он так вообще приезжий, комнату снимает. Прямо тоска. Одним словом, назначил наш плейбой свидание официантке в подсобке бара. Места там много, он иногда даже оставался там ночевать, чтоб поздно домой не возвращаться. Кровать оборудовал, матрас и прочие блага цивилизации. Вода тоже имелась. Вполне приличный номер. Итак, условились они тайно провести на этой кровати ночь любви, так сказать, проверить чувства и так далее. Почти как Ромео и Джульетта. А в эту ночь как назло дежурил сторож дядя Юра. Очень бодрый старикан, бывший военный, орденоносец, может даже ветеран войны. Вполне ответственный и принципиальный старый коммунист. Даже утром, он никогда не покидал своего поста, пока кто-нибудь из поваров не приходил первым. Тогда дядя Юра по всей форме рапортовал о происшествиях за ночь, обычно таковых не случалось, и спокойно удалялся на покой. Руководство очень любило дядю Юру за его пунктуальность и надежность, чувствовалась в нем старая партийная закалка. Внешне он тоже производил очень благоприятное впечатление: не какой-нибудь лысый старикашка с клюкой, а вполне симпатичный пожилой мужчина с шевелюрой седых волос, плотненький, бодрый, подтянутый. Всегда ходил исключительно в пиджаке с планкой орденов. Очень положительный дедуся! Так вот этот самый дядя Юра дежурил в ту самую ночь. Несет он себе дежурство и несет, а так как он очень ответственный, то ночами не спит как другой сторож, а постоянно обходит владения, бдит вообщем. Итак, ночь, тишина, и вдруг он слышит шум, нечеловеческие прямо звуки и стоны. Другой бы может испугался, в угол забился там или вообще деру дал, но только не дядя Юра! Не робкого он десятка, даром, что ли в разведку ходил. Он напряг свой слух, услышал, откуда шум и стоны, потихоньку подкрался и распахнул дверь в подсобку. А там картина маслом: голубки кувыркаются, чувства свои проверяют! При чем громко так, забылись, наверное. От увиденного, у дяди Юры, старого вояки и коммуниста,   случился шок! Уж лучше б там воры были или бандиты, он морально был готов к отпору. А тут полный разврат и растление молодежи! Понаблюдал дядя Юра минут пять за всем этим безобразием, потом, придя в себя, разогнал влюбленных в разные стороны. Официантка в слезы, Вадим бледный.   Переживают оба. У дяди Юры тоже сердечко прихватило от увиденного. Все в растрепанных чувствах.
    Утром, дядя Юра уже не рапортовал устно первому попавшемуся повару о происшествии, серьезность ситуации требовала его личного доклада директору. Директор приехала как обычно в обед, увидев бледного дядю Юру, с трясущимися руками, она не на шутку перепугалась.
- Что случилось, Юрий Иванович! - озабоченно спросила она.
- Я, я не доглядел вообщем, - на него было больно смотреть, так переживал бедный старик, - вот я рапорт написал, здесь все подробно.
- Давайте я прочту, - она внимательно начала читать смятую от волнения, дядей Юрой, бумажку.
- Я такого в жизни своей не видел, это надо же! - с чувством глубокого возмущения пытался комментировать написанное сторож. У него аж губы тряслись от пережитых потрясений. Мы с Тиной за всем с интересом наблюдали со стороны и ждали ответа, что же там такого приключилось за ночь, что повергло в шок такого бодряка как дядя Юра. Директор дочитала до конца рапорт, взглянула на него дружелюбно и сказала:
- Идите домой, Юрий Иванович, мы разберемся с этим, спасибо за работу, вы правильно все сделали!
    Наш дядя Юра с чувством выполненного долга удалился. Как только за ним закрылась дверь, директор разразилась хохотом и дала нам с Тиной прочитать сии перлы. Что тут начало твориться. Тина, как бывшая артистка, начала громко читать рапорт, и громко ржать, с чувством копируя дядю Юру, и делая акцент на словах, как если бы он это рассказывал сам. Попутно все это смачно комментируя. Рапорт начинался так: шапка по форме: директору и так далее. А потом: «Довожу до Вашего сведения, что ….», при чем написано было очень сбивчиво, сумбурно, я бы сказала, эмоционально, чувствовалось, что автор сего послания глубоко взволнован и у него сильно дрожали руки. Еще бы такое увидеть, такой шок пережить на старости лет!   Нет, дядя Юра не против любви, что он ирод что ли? Он все понимает, весна, любовь и прочие нежности! Его солдатскую душу глубоко возмутило, как это происходило! Ладно бы тихонечко лежали в позе «бутерброда», ну ногой дрыгнули, взвизгнули слегка, а тут такое… Он ведь сначала и не понял, что здесь любовь и чувства. Он думал здесь убийство и борьба. А тут настоящие Содом и Гоморра: акробатические трюки и звуковое сопровождение! Кого хочешь, с толку собьют, даже такого закаленного партийца и бывшего военного, каким являлся дядя Юра. Когда он разобрался что к чему, то возмущению его не было предела. Он не в силах был наблюдать такого падения нравов и разврат! Он, ТАКОГО, в жизни не видел! В его время ТАКОГО не было, в его время все происходило чинно и благопристойно под одеялом! Вот так, он, эмоционально и сбивчиво описал увиденное происшествие в своем рапорте. Ну и повеселились мы тогда! Бедная официантка Аня сама уволилась с работы в этот же день, не вынеся позора. Мы же еще месяц подтрунивали над Вадимом, с таинственным видом, передразнивая дядю Юру: «это надо же какой разврат, в наше время такого не было!», посмеивались мы при виде бледного бармена.
    Вот такое вот моральное потрясение и шок на старости лет от увиденной любви, пережил старый вояка и бывший партиец дядя Юра! А вы говорите любовь – высокое чувство. Предупреждать надо!

*****
      В детстве я тоже всегда пребывала в любви. Например, я очень любила ходить в гости. Прямо страсть как любила! Во дворе ко всем соседям уже сходила в гости. Я особо не напрягалась, ища предлоги, напрямую намекала: хочу, мол, посетить Вас на предмет гостей, готовьте пожрать чего-нибудь. Все, баста! И приглашали ведь. Кажется, соседям импонировала моя непосредственность и прямота, и они весело со мной проводили беседы «за жизнь» во время таких вот посиделок. Потом, смеясь, делились с моей мамой впечатлениями о моей «жизненной позиции» и так далее. Глумились черти! Мама почему-то сильно комплексовала по этому поводу, но только не я! Придя в чужой дом и заметив, что хозяева не торопятся с угощениями, я опять таки же намекала напрямую, что не мешало бы и перекусить, чего зря-де пустые разговоры водить. Мама ругалась, считала, что я дурно воспитана и позорю ее. Я была, конечно, другого мнения, я не считала, что просить покушать в гостях, это какое-то сверхнахальство и невоспитанность. Сами должны понимать: раз позвали в дом гостей, будьте добры, угостите чем-нибудь вкусным. Мама говорила обычно:
- Как тебе не стыдно. А если у людей есть нечего, а ты просишь.
- Ну, тогда пусть в гости не приглашают! – невозмутимо отвечала я. Странные люди, у самих жрать нечего, а они еще гостей зовут полный дом. Вот такой железный аргумент был у меня в арсенале на все мамины возражения. Но ее это, кажется, не впечатляло. Дошло до того, что она меня просто отказывалась брать с собой в гости, чтоб не позориться, как она говорила, лишний раз. Помню, как однажды, собираясь посетить свою подругу, она взяла с меня честное слово, что я рта в гостях не раскрою, буду сидеть как мышка: тихо и скромно. Я торжественно пообещала. А куда было деваться то? Только с таким вот драконовским условием, мне было разрешено пойти в гости. Так вот, приходим мы в гости к ее подруге.
- Здравствуй, деточка! - радостно так сказала тетя Таня, открыв дверь в квартиру и пропустив меня первой. А я, молча гордо прошествовала в комнату. Тетя Таня недоуменно посмотрела на маму и на меня.
- Поздоровайся с тетей! - сказала мама строго, - ты, что язык проглотила?
- Ты же сама сказала ни с кем не разговаривать и рта не раскрывать! – ответила я недоуменно после некоторого раздумья, удивленно посмотрев на маму. Я еще думала отвечать или нет. У меня же обет молчания! Хх-мм. Сначала заставляет молчать, потом какие-то необоснованные претензии!
- Ладно, разговаривай, - при этом мама сделала страшные глаза и грозно так на меня посмотрела, как бы намекая, чтобы я ненароком не попросила угощенья. Итак, зацепившись с мамой языками, подруга забыла о своих прямых обязанностях хозяйки дома. Прошло уже уйма времени – целых пятнадцать минут. А стол еще и не думал накрываться. Надоело мне ждать, одним словом. Ну, я, так глядя в потолок, обреченно вздыхая, спрашиваю у тети Тани:
- Теть Тань, у Вас в этом доме, хотя бы, вода есть? Тетя Таня вдруг встрепенулась, извинилась и шустро стала хлопотать на стол, приговаривая:
- Конечно, конечно, я сейчас чай поставлю, стол накрою! Совсем забыла! – виновато улыбалась мамина подруга тетя Таня. Через пять минут поляна была готова: конфеты, колбаса и прочие вкусности, чтобы удовлетворить взыскательный вкус шестилетнего ребенка. А мама почему-то начала ругаться, что я опять попрошайничаю. Во дает, я же только воды попросила! Я ей так прямо и ответила:
-Что уже воды нельзя попросить?
А она, почему-то опять начала ругаться про какие-то грязные намеки c моей стороны. Кто их поймет этих взрослых: то говорить запрещает, то разрешает, то даже воды нельзя попросить. Я же не колбасу просила в самом деле! Прямо не знаешь как себя правильно вести!
       В шесть лет меня опять посетило большое и светлое чувство. Объектом был сосед с третьего этажа. Звали его Димка. Жил он себе, безоблачно до шестнадцати лет, пока мне не вздумалось его полюбить. Бедняга, закончились спокойные дни его беззаботной юности! Потому что любить тихонько я не умела. Громко всем объявляла о своих чувствах и намерениях! А намерения имела я самые серьезные – замуж и все тут, и никаких гвоздей! Только Димка почему-то не разделял моих душевных порывов и чувств и шарахался от меня как от чумы. Он был симпатичным таким подростком, хрупким и трогательным. Девочками кажется, интересовался давно и   уже учился в техникуме. Я же была толстой и упругой как сосиска. Завидев его на горизонте, я обычно пряталась в подъезде, а когда он входил, прыгала на него сзади, выражала чувства, так сказать, любовь. Если удавалось его еще и чмокнуть при этом в шею, это было счастье. А он брыкался и пытался меня скинуть со спины. После отчаянной борьбы, он все-таки освобождался и быстро несся домой на третий этаж. Я вроде как пыталась бежать за ним, но где уж мне догнать… По лестнице он скакал как орангутанг, перепрыгивая через три ступеньки. Вот так буквально я боролась за свою любовь! Мне он казался нереально красивым. Помню, чубчик носил такой кудрявый, лакированный. За внешностью своей очень следил. Допрыгался, в общем. У меня просто башню сносило от любви! Как пелось в одной известной песне: «Потому что нельзя быть красивым таким…». Все во дворе смеялись над нашими отношениями, глумились над ним и подтрунивали. А еще я очень любила ходить в гости к его маме. Это была одинокая женщина, дородная, красивая брюнетка с голубыми глазами. Всегда находилась в боевой готовности на предмет посещения ее вдруг каким-нибудь кавалером. Дома всегда был порядок, ужин на плите, сама вся при параде. Между тарелкой супа и куском пирога, я любила посплетничать с ней «о том какая сложная штука жизнь» и порассуждать о безумной любви к ее сыну. В ней я видела своего верного союзника и уже заручилась горячей поддержкой стать ее невесткой. Ее очень забавляла вся эта ситуация и она   веселилась по этому поводу. А уж праздник был, если Димка вдруг приходил домой, а тут я, вся влюбленная сижу, котлеты наворачиваю, с компотом. До сих пор вспоминаю выражение его лица: испуганное отвращение. Да-да именно так. Сначала испуг, а потом отвращение. Сколько эта любовь продлилась, не помню, но я подросла и в корне пересмотрела свои взгляды на жизнь и на него в частности. Любовь моя прошла, осталось только его отвращение ко мне.
    Вот такую душевную травму я нанесла своей любовью подростку в шестнадцать лет. А вы говорите, любовь – высокое чувство. Может быть, у человека на всю жизнь отпала охота любить, может, комплекс какой развился или еще какая болезнь. Только мне об этом неизвестно. Привет тебе Димка, живи счастливо! Я тебя больше не люблю.


 Автор: 
     Внимание! Использование произведения без разрешения автора (сайты, блоги, печать, концерты, радио, ТВ и т.д.) запрещено!
 Раздел:  Смешные истории
 Поделиться: 
 Опубликовано: 
 Изменено:  2009-04-09 00:34:50
 Статистика:  посещений: 1931, посетителей: 1403, отзывов: 0, голосов:  0
 
 Ваше имя: 
 Ваша оценка:    
 Оценки авторов >>>
  Оценки гостей >>>
Обсуждение этого произведения:

      
 Тема  
      

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер