ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
ОБСУЖДЕНИЕ
НАШИ АВТОРЫ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
  Авторское произведение - Смешные истории  | Сообщить модератору

ТОСТ ЗА НАШИХ!

КАБАНЧИК Часть 6


Выйдя во двор, троица спешно направилась к сараю, двери которого оказались распахнутыми настежь.
- А вот и хозяин обнаружился, - войдя в сарай, радостно воскликнул Федя.
На сене, широко раскинув руки в стороны, спал человек. Подойдя вплотную подельники склонились над спящим.
- Скоро пробудится, - авторитетно заметил Федя, - и захочет похмелиться. Но не тут-то было. Я все его заначки знаю. Применим превентивные меры…
Продолжая говорить, он направился в угол сарая и принялся там копаться. Наконец до приятелей донёсся приглушённый голос копателя.

- Здесь уже пусто, - констатировал он удовлетворённо. – Посмотрим остальные схроны. Маркович к запою готовится серьёзно и обстоятельно. Понимает, что в разгар процесса на помощь со стороны надежды нет. Минимум шесть тайников, максимум десять. Правда последние два-три года больше шести он не запасает. Годы уже не те, слаб здоровьем. В каждой заначке у него от трёх до пяти литров самогона, следовательно, можно легко определить на каком временном этапе запоя он находится, - голос борца с пьянством и достойного последователя небезызвестного трезвенника Михаила Горбачёва становился всё глуше. - Три первые тайника уже пусты, следовательно, половина большого пути пройдена. Четвёртая ёмкость в стадии разработки. Марковичем освоено, где-то, если прикинуть на глаз – литр сто – литр двести напитка. Значит пятый и шестой запасники пока в девственном состоянии.

- Это надо же так тонко чувствовать конъюнктуру села, - поразился Игорёк, с восторгом наблюдая за манипуляциями старшего товарища.
- Опыт, опыт и ни чего кроме опыта и врождённой наблюдательности через дырки в заборе, - тут же отреагировал знаток традиций села.
После непродолжительных поисков все тайники были аккуратно вскрыты, а оставшийся алкоголь, подробнейшим образом учтён в литрах и граммах.
- Итого, - подвёл итог Федя, - семь литров, восемьсот, в лучшем случае, девятьсот граммов неосвоенного напитка. – Тимофеевна, - позвал он в распахнутую дверь сарая, - квас неси. Будем проводить воспитательные мероприятия, в основе которых предполагается замена крепких напитков на лёгкие, освежающие.

Женщина, принесла бидон с квасом и, отойдя в сторонку, принялась с любопытством ожидать окончания эксперимента.
- Квас у меня добрый, буряковый. Только пить он его не будет. Он, кроме горилки и молока, ничего в рот не берет.
- Будем посмотреть, как говорят в Одессе, - отверг прогноз Федя, отпивая квас из бидончика. – Отличный свекольный напиток, - похвалил он хозяйку, - пил бы и пил. И чего только твоего супруга к самогону тянет, не пойму. Извращённый вкус у него, что ли?
- Ты смотри какой непьющий нашелся! Ты его тоже пить не станешь вместо горилки. Вон сколько самогона накопали.

- Кстати о самогоне. Ты бы сообразила три стаканчика да закусить нам с хлопцами. Исключительно для твоей же семейной ячейки стараемся. Сама понимаешь, чем больше выпьем мы, тем меньше достанется ему.
Тимофеевна неодобрительно покачивая головой ушла в дом. Фёдор перелив квас в один из опустошённых ветеринаром бутылей вернул его на прежнее место. В пятую и шестую заначки он поставил бутыли наполненные водой из колодца.
- Вот сюрприз-то будет Марковичу когда пробудится. Вот где удивится сердешный. Ответьте мне мужики как на духу, вы драмы любите? Я, так просто обожаю. Сейчас мы разыграем пьеску с названием "Драма в сарае". Прошу преждевременно не аплодировать, и вообще, меньше выражать эмоций, чтобы не нервировать актёра. Сегодня у него дебют.

Вытолкнув студентов из сарая, он предложил им расположить за столиком под абрикосом, откуда спящий был виден как на ладони. Сгорающая от любопытства Тимофеевна быстро накрыла стол в саду.
- Ну что же, - удовлетворённо разливая самогон по стаканам, заметил Федя, - провозглашаю тост за открытие сезона по борьбе с алкоголизмом.
Много было поднято тостов и сказано речей, прежде чем лежащий на сене человек стал подавать первые признаки жизни.
- Вашему вниманию, уважаемые театралы, предлагается первый акт трагедии, который я бы назвал "Пробуждение", - принялся комментировать Федя, проглатывая очередную порцию спиртного. – Здесь-то и завязывается сюжет пьесы.

Ветеринар не размыкая век, кряхтя и тужась, попытался перевернуться на живот, что ему не без труда удалось сделать. Ощупав дрожащей рукой сено, он после непродолжительных поисков извлёк на свет божий двухлитровую полиэтиленовую бутылку, наполовину заполненную молоком.
- Вот, пожалуйста, что я говорил. Профилактическое испитее. Применяется как первый этап в серии обязательных мероприятий по восстановлению пришедшего в негодность организма.
Раскачиваемый похмельными парами, Маркович, обхватив обеими руками бутылку с молоком и, припав дрожащими губами к горлышку, стал жадно пить. Опустошив ёмкость, он совершенно обессилевший от непомерной физической нагрузки, рухнул навзничь на своё гостеприимное ложе.

- Жизнеутверждающее окончание первого акта. Господа, занавес опускается, - прокомментировал Федя дебют самодеятельного актёра. – Коротко резюмируя развернувшиеся в первом акте события, мне бы хотелось акцентировать внимание театралов на то, насколько натуральным и свежим выглядела картина воскрешения падшего ветеринара. Как тонко прочувствовал актёр линию поведения своего героя…
- Ни чего такого выдающегося не произошло, - бесцеремонно заявил Женя. – С точки зрения медицины, наблюдаемый нами процесс, ни что иное, как восстановление временно утраченных функций двух жизненно важных рефлексов – хватательного и сосательного.

- Точно, - подтвердил Игорёк. - Скорее всего, организм фельдшера возрождается поэтапно, с прохождением всех возрастных стадий своего становления. Представленные тобой Федя телодвижения, выдаваемые за результат актёрского мастерства, на поверку ни, что иное, как восстановленные рефлексы, присущие человеку исключительно в грудном возрасте.
- Спорить не стану, - сдался покладистый Федя. – Но, как талантливо пятидесяти трёх летний мужчина сыграл роль грудного младенца! Этот факт вы не сможете оспаривать.

- Элементы творчества имеют место быть, - не стал упорствовать Игорёк. – Буквально следы.
Ветеринар, с преогромнейшим трудом утвердившись на коленях, окинул бессмысленным мутным взором помещение сарая, безуспешно пытаясь сориентироваться во времени и в пространстве.
- Второй акт пьесы, - продолжил Федя прерванный комментарий. – Амнезия настигла героя трагедии на самом пике творческого взлёта. Полная потеря памяти и координации. Заметьте сколь сильны внутренние противоречия терзающие его хилую плоть и, я бы даже сказал, пьяную душу. Какие титанические усилия прилагает он, что бы обрести утраченную память – вспомнить кто он, откуда родом, нащупать свои социальные корни. Как естественно он изображает панический страх перед пугающей неизвестностью.

- Ни чего подобного и близко не наблюдается, – прервал поэтическую прозу примитивно мыслящий Женя. – Опять же работают рефлексы. Клиент хочет выпить, но не в состоянии припомнить место, где укрыл заначку. В этом факте и скрыта трагедия момента.
Ветеринар, стоя на коленях и раскачиваясь, слово молодое деревце под напором шквального ветра, то засыпая, то погружаясь в пучину глубоких раздумий. При совершении очередной амплитуды колебания он поднял руку и нетвёрдо указал перстом в самый тёмный угол сарая и, тут же, опутанный сомнениями отверг ложное направление поиска. Палец, проведя незримую прямую линию замер, мелко подрагивая.

- Согласно строго выверенной логики восстановления утраченных функций организма, - расшифровывал манипуляции Марковича Игорёк, - он приступит к поискам первой заначки и, последовательно восстановив всю цепочку событий, постепенно приблизится к предмету своих изысканий.
- Вот тут Вы заблуждаетесь, друг мой, - возразил Федя. – Вдумайтесь в смысл всего трагизма поиска. Обратите внимание на то, как надломлен актёр. С каким неимоверным трудом даётся ему каждое, даже самое незначительное движение. На долгие поиски сил нет. Остаётся одно – настойчиво вспоминать до тех пор, пока не откроется истина и тайное вновь не станет явным.

- Это ты Фёдор немного того, загнул, - выразил сомнение Игорёк. – В его-то состоянии дай бог вспомнить собственное имя или название родного села.
- Время – лучший арбитр, друзья мои. Оно и рассудит наш спор. Взгляните на нашего подопечного. Не так уж долго пришлось томиться в ожидании.
Студенты с изумлением наблюдали за тем, как ветеринар, встав на четвереньки, с уверенностью охотничьего пса взявшего верный след быстро пополз к четвёртой заначке. Приблизившись к тайнику, он с настойчивостью крота принялся рыть, разбрасывая сено, пока на поверхности не показался вожделенный бутыль.

- Ну, кто прав, медицина? - пророкотал довольный произведенным эффектом Федя. – Нет, Маркович не будет растрачивать драгоценную энергию попусту. Он точно знает, где нужно рыть.
- Надо же, - поразился Женя, - так быстро обнаружить нужное место. – И, это при всём при всём том, что головной мозг практически не функционирует.
- А спинной мозг зачем дан человеку? С какими целями тянется он от головы и до самого копчика? Ведь он тоже мозг, как ни крути. Вот этим продолговатым пучком нервных волокон и вёлся поиск.

Ветеринар неуклюже возился в углу, пытаясь сдёрнуть с бутыля полиэтиленовую крышку. Та не поддавалась натиску, плотно замуровав полезное отверстие. Рыча, он царапал гладкое стекло закорузлыми пальцами пока, наконец, крышка с глухим хлопком не соскочила с бутыля. Окончание процедуры вскрытия сопровождалось одобрительным ворчанием.
- Вот, именно на этой высокой ноте и произойдёт обострение внутренних противоречий. Потратив колоссальное количество энергии, наш герой к огромному своему разочарованию обнаруживает предательскую подмену напитка. Острая потребность в алкоголе и глубочайший стресс, вызванный невозможностью её удовлетворить, нанесёт ему глубочайшую моральную травму.

После непродолжительного затишья из глубины сарая донеслось невразумительное бормотание и удивлённые возгласы. Маркович кружился у бутыля словно собака, потерявшая сахарную кость, периодически обнюхивая содержимое и рассматривая жидкость на свет. Спокойные звуки вскоре сменились визгливыми подвываниями, переросшими в яростные нечленораздельные выкрики, свидетельствующие о том, что напиток, наконец-то, был идентифицирован и отвергнут. Отбросив ёмкость с квасом, жертва бесчеловечного эксперимента на четвереньках устремилась к следующему тайнику. Душераздирающий вопль невидимого ветеринара оповестил участников трагедии о том, что колодезная вода так же пришлась ему не по вкусу. Звон битого стекла принёс печальную весть о трагической судьбе бутыля из последнего тайника. Вскоре после описанных событий в дверном проёме сарая возникла грозная, но не бритая тень отца Гамлета. Плечи Марковича содрогались от рыданий, крупные капли слёз бриллиантами сверкали на дрожащих ресницах.

- Вот он, - вскричал Федя голосом полным трагизма. – Вот он финальный момент эпопеи. Взгляните на искажённые страданиями черты лица героя. Утрата, боль, безысходность и паника – вот, что можно прочесть на лице несчастного. Утерян смысл жизни, надломлен тот стержень, на который опиралась воля страдальца. Остаётся единственно правильный выход – покончить с собой, перерезав сосуды. Тем более и напрягаться-то не надо, приложи осколок бутыля к вене и всё. Ручки-то у него так трясутся, что остальное само по себе произойдёт. Что такое? – разволновался он услышав всхлипывания за спиной.

- Расстроил Ты Игорька, Федя. Такие ужасы демонстрируешь, не каждая психика выдержит. Я так думаю, скорее всего, на вашем селе лежит проклятье. Посуди сам. У этой, которая с кабанчиком – два мужа покойника, третий – неврастеник; телемастер – жертва сексуальных домогательств, опять же неизвестно, выжил или нет. Возьмём наш случай – Валерик, оставшийся практически без задницы и, теперь, вот этот несчастный, стоящий на краю гибели. Ни одного благополучного исхода.
- Ты прав, Жека. Мне тоже нравятся истории со счастливым концом и мы, считаю, вправе внести коррективы в сценарий трагедии. Маркович, - ласково позвал он.
Человек в дверном проёме встрепенулся, как собака, услышавшая знакомую команду.
- Маркович, - повторил Федя призыв, - иди к нам родной. Мы тебя успокоим, самогончиком освежим.

Ветеринар нестройно двинулся на призыв.
- Сюда, на лавочку присаживайся. Вот так, - освобождая место, приговаривал Федя. – Ишь, как истомился сердешный, измучился. Лица на тебе нет, не могу, правда, припомнить, было ли оно прежде. Хлебни из стакана. Не квас, пей смело, - успокоил он ветеринара, пытавшегося обнюхать напиток.
Обнаружив в пределах досягаемости органов обоняния аромат знакомого напитка, тот принялся суетиться и, потеряв равновесие, рухнул на землю.
- Как разволновался, бедняга, - посочувствовал Федя, водружая Марковича на прежнее место. – Пей, не торопись, ни кто не отнимет.

Ветеринар, проглотив содержимое стакана со счастливой улыбкой на лице, потянулся к бутылю, как младенец тянется к материнской груди.
- Ну, ну. Попрошу без фанатизма, - остановил его Федя. – Объявляется технологический перерыв. Остальной продукт получишь после допроса. Ты меня хорошо слышишь, Маркович?
Ветеринар резко уронил голову на грудь.
- Мне кажется, что слышит, - резюмировал Женя.
- Может быть, и слышит, - выразил сомнение Игорь, - а возможно, просто, тяжело ему столько времени удерживать голову в вертикальном положении.

- А это мы сейчас проверим путём проведения эксперимента. Маркович, Ты, готов к беседе?
Голова вновь обессилено упала на грудь.
- Понимаешь, о чём я говорю?
Подбородок в третий раз с глухим стуком ударился о грудную клетку.
- Понимает. Маркович, нам надо кастрировать кабанчика. Повторяю по слогам. Кас-три-ро-вать. Необходимо точно знать в каком месте и что ему необходимо перерезать, чтобы лишить наследства. Задачка в два действия. Сейчас ты нам всё подробно, в деталях изложишь и разъяснишь. За добровольное оказание содействия следственным органам получишь назад свой самогон в качестве премии.

В ответ, ветеринар вертел головой и надрывно мычал.
- Ничего у вас не выйдет, хлопцы. Он мерзотник пока норму не проглотит, слова не скажет, - заметила Тимофеевна, с интересом ожидавшая результатов применения воспитательных мер.
- Будем пробовать по-другому, - глубокомысленно изрёк неутомимый экспериментатор.
Налив пол стакана самогона, Федя сунул его под самый нос жертвы запоя.
- Ах, какой у нас замечательный самогончик. На лимонных корочках настоян. Сам в рот просится. Пил бы и пил, так нет, всё Марковичу, всё ему, до последней капли. Если, конечно, он поделится с нами профессиональными секретами.

Маркович, уловив в воздухе знакомый аромат, шлёпнул губами, жадно проглотив слюну. Лицо его озарила умиротворённая улыбка.
- Так как же кабанчика-то стерилизовать, Маркович? Говори не стесняйся, здесь все свои, - настаивал искуситель Федя, отставляя стакан в сторону.
Перестав улавливать приятный запах, фельдшер сник. Его низкий лоб, покрылся сетью глубоких морщин.
- Литрррр… литрррр… литррр…, - бормотал он, что-то невразумительно.
- Литр? – переспросил Игорь.
- Наверное, меньше, чем за литр не расскажет, - перевёл Женя невнятный текст.

- Если он употребит литр, то сегодня он уже ни кому, ни чего не рассказать не сможет по техническим причинам.
- Литррртурра, - усложнил текст Маркович.
- По-моему, он говорит литература, - догадался Женя.
Маркович, одобрительно улыбнувшись, важно кивнул.
- Ты смотри, соответствует, - поразился Федя уровню интеллекта фельдшера. - И откуда он только такие слова знает. Хорошо, пусть будет литература, я не возражаю. Но, что дальше? Дальше то, что? – довольно чувствительно потрепал он кладезь медицинских знаний за плечо. – О какой литературе речь, Маркович?

- Пер… пер… пер…, - вновь забубнил опрашиваемый.
- Наверное, первач требует. Ты смотри, какой привередливый, устоявшийся самогон его уже не устраивает.
- Пер… перрсточник, - выдавил трудное слово Маркович.
- Напёрсточник? – переспросил Игорь.
- Нет, первоисточник, - перевёл Женя. – Литература, первоисточник. Понятно.
- Нет, - честно признался Игорь.
- Проще пареной репы. Тимофеевна, у вас в доме водятся книги по ветеринарии?
- Есть что-то такое. Сейчас принесу.

- Гениально. Просто и гениально, - восхитился Игорь находчивостью друга, аплодируя. – Можно возвращать Марковичу его жидкое счастье. Заслужил. Тяжёлым, можно сказать, интеллектуальным трудом заработал.
Фёдор аккуратно поднёс к губам фельдшера стакан, до краёв наполненный самогоном, который тут же и был употреблён без остатка.
- Рас… рас… рас…, - вновь блеснул интеллектом эксперт по вопросам кастрации.
- Ты смотри, как разговорился, не остановишь.
- Это он считает. Наливай ещё, одним стаканом здесь не обойтись.

Содержимое второго стакана без каких-либо затруднений, отправилось вслед за первым.
- Пошла, как брехня по деревне, - отметил Федя.
- Рас… рас… рас…, - завёл старую песню ветеринар.
- Не чётко ведёшь учёт, Маркович. Это уже два, не считая восстановительной дозы.
- Рас… рас… рас… кинулось море широко, - вдруг внятно заорал пьяный фельдшер, разводя руки в стороны.
- Финальная песня, - сказал Федя, волоча упирающегося фельдшера в сарай. - Пора ему возвращаться на сено, иначе придётся прослушать весь репертуар, а это - концерт до утра.
Продолжение следует.


 Автор: 
     Внимание! Использование произведения без разрешения автора (сайты, блоги, печать, концерты, радио, ТВ и т.д.) запрещено!
 Раздел:  Смешные истории
 Поделиться: 
 Опубликовано: 
 Статистика:  посещений: 58, посетителей: 45, отзывов: 0, голосов: +7
 
 Ваше имя: 
 Ваша оценка:    
 Оценки авторов >>>
  Оценки гостей >>>
Обсуждение этого произведения:

      
 Тема  
      

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер