ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАЙДЁТСЯ ВСЁ >>>
НАШИ АВТОРЫ
ОБСУЖДЕНИЕ
Удачные произведения
Удачные отзывы
Добавить произведение
Правила сайта
РИФМОСКОП
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта >>
 
  Авторское произведение - Пародии  | Сообщить модератору

ЖЕНЩИНЕ
НА СОЛИДНЫЙ ЮБИЛЕЙ

Смерть человека с голым лицом


Когда мне нечего есть, я жую собственные усы, хранящие остатки и запах снеди, которой питал я себя до того, как мне нечего стало есть. Так поступали мой отец, мой дед и мой прадед. А его прадед жевал еще и бороду, потому что она у него была. И все женщины в нашем роду жуют свои волосы, для чего специально во время еды поливают их паприкашем или смазывают чевапчичем.

Вот поэтому в нашей семье никто не умер от голода, кроме моего дальнего пращура Радко, прозванного Паливатричем за его тягу к бесконечным монологам*. Да и то, это было так давно, что и не стоило бы вспоминать. Но я недавно вернулся из Москвы и вспомнил Радко, который умер от голода в далеком 1579 году, потому что по западной традиции носил голое лицо, а по восточной – бритую голову.

Вспомнил я Радко не потому, что вторая часть моего имени названа в честь его, а первая в честь Мило Миндербиндера – неизвестного мне американского пилота, который не бомбил Италию, а заведовал столовой на острове Пьяноса и другими столовыми американских ВВС на европейском театре военных действий, и даже частью немецких столовых, и торговал при этом со всем Средиземноморьем, в том числе и с нашей маленькой Сербией, находившейся под оккупацией, но при этом поставлявшей отменную шливовицу, которую Мило вывозил на бомбардировщиках в Грецию, где менял ее на оливковое масло, которое неплохо шло на Мальте, где в то время был неурожай оливок, зато хорошо неслись куры, чьи яйца он покупал по семь центов, а продавал в столовые по пять, и при этом умудрялся оказываться в барышах, так как сам продавал их себе через подставных торговцев на Мальте, а закупал их, на самом деле, на Сицилии по центу.

Вспомнить Радко меня заставили русские газеты, которые с остервенением писали о конце свободы в России, а я то видел, что это не так. Потому что именно Радко, вернувшись из Московии со странной болезнью, от которой было одно лечение – пить по утрам ракию, показал нашему народу, как можно стать по-настоящему свободным даже под пятой турецкого тирана в далеком 1578 году. А в более близком 1579 году Радко умер от голода, потому что не мог жевать свои усы, которых не было.

ВНУТРЕННЯЯ СВОБОДА

Я расскажу о том, как Радко сделал свободным наше родовое село Курац* еще задолго до того, как турецкий кнут поистрепался, а пряник почерствел, от лица самого Радко, ибо в моем имени есть часть, принадлежащая его имени, а это говорит о многом.

Итак. Однажды в Курац, предместье Пички*, приехал отряд янычар, сплошь состоявший из босняков, и я в пьяной драке прирезал одного из новых турок, который долго смеялся над названием нашей деревни, на что я ответил ему: «Что же ты смеешься над названием, если тебя самого из Пички послали на Курац?» Он схватился за кривой кинжал. И это еще больше рассмешило меня: «Ехать в Курац со своим кривым?» Он позеленел от злобы, как зеленеет море на Бабином Куке перед штормом, когда оно вспоминает, сколько людской блевотины во время этого шторма еще примет в себя. А я, воспользовавшись его замешательством перед медным зеркалом, в котором он пытался разглядеть свое позеленение, успел всадить в него два вертела, случайно положенных рядом – я ведь был подмастерьем местного кузнеца.

Убив боснийца, я был вынужден бежать в Венгрию, которая в это время, как, впрочем, и всегда, воевала с турками, и стал там наемником. Потом Стефана Батория выбрали польским королем, и я вместе с его войском отправился к единоверцам в далекую Московию воевать за земли Ливонии. Вот этот рассказ о непонятных мои землякам землях и вынудил их назвать в последствии меня Паливатричем.

В Московии было холодно, и я, промазывая зубом по зубу, пытался вспомнить тепло той женщины из Нови-Сада, которая показывала за полдуката всем в окно глаза, выколотые у нее над сосками, а за дукат могла дать их потрогать. Груди ее были теплыми и мягкими, а глаза на них всегда следили за мной, куда бы я не двинулся. Иногда мне хотелось выколоть эти глаза, но я лишь подрисовывал им сажей фингалы.

Пленные единоверцы, которые, как и я, почитали Савву Сербского за святого, научили меня согреваться хмельными напитками, о которых раньше я не думал, как об очаге, заключенном в бутылку. Но, согревшись на ночь, я страшно болел утром. И пленные единоверцы научили меня лечиться хмельными напитками, о которых раньше я и не думал, как об аптеке, заключенной в бутылку.

Выпив с утра, я в привольном настроении встречал вечер, а вечером, согревшись, в привольном настроении встречал утро. Русские научили меня еще одной мудрости, заключенной в бутылку: «Утром выпил - весь день свободен».

И от осознания этой простой, но вместе с тем и очень сложной истины я понял, почему их не смогли завоевать ни турки, ни татары, и почему им плевать на крепостное право - потому что невозможно завоевать внутренне свободного человека. Осознав это, я бросил войско Батория и поскакал на родину, чтобы освободить мой народ. Мне понадобился целый год, чтобы вернуть свободу жителям Кураца, и я подумывал уже над тем, чтобы пройти с освободительной ракией по всей земле, некогда принадлежавшей Стефану Урошу II Милутину Святому, как пришлось умирать от голода, потому что я носил бритое лицо на западный манер, а на восточный – бритую голову.

* * *

И вот сегодня, в 2006 году, ровно через 427 – цифра, в которой нет совершенно никакого смысла, но если вам запудрить мозги какой-нибудь несуществующей сербской легендой, о достоверности которой вы не имеете ни малейшего представления, то вы поверите и будете цокать языками от прикосновения к раскаленной до бела в вашем мозгу тайне – лет после смерти моего предка Радко Паливатрича, я вам скажу, что нельзя забрать свободу у русских, не забрав у них водку. А то, что случается, когда у них забирают водку (это было во время первой мировой и в перестройку), называется революцией. Уж Радко Паливатрич это знал твердо.

___________________

* «палить ватру» - дословный перевод «нести чушь», если не сказать грубее, но раз нужно не говорить грубее, то заменим в этом грубом глаголе корень на равнозначное ему сербское «пичка» и напишем «пичкеть». По слову «курац» вопросов нет?


 Автор: 
     Внимание! Использование произведения без разрешения автора (сайты, блоги, печать, концерты, радио, ТВ и т.д.) запрещено!
 Раздел:  Пародии
 Поделиться: 
 Опубликовано: 
 Изменено:  2006-11-07 05:51:43
 Статистика:  посещений: 801, посетителей: 565, отзывов: 2, голосов:  +12
 
 Ваше имя: 
 Ваша оценка:    
 Оценки авторов >>>
  Оценки гостей >>>
Обсуждение этого произведения:

      
 Тема  
 Re: Смерть человека с голым л ...   
 Сообщить модератору  
  БРАВО !


Мир входящему, xuj дерзящему !
 


, 2006-11-06 13:03:44 
 Re: Смерть человека с голым л ...   
 Сообщить модератору  
  Какое "Браво"? "Аквариум" 

, 2006-11-06 13:58:23 
 Re: Смер ...   
 Сообщить модератору  
  Ну, тады уж - ZZTop !

:) :)


Мир входящему, xuj дерзящему !
 


, 2006-11-07 16:27:32 
      

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
 Вебмастер