ХОХМОДРОМ- смешные стихи, прикольные поздравления, веселые песни, шуточные сценарии- портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ - портал авторского юмора
ХОХМОДРОМ ХОХМОДРОМ
НАШИ АВТОРЫ
Обсуждение
Удачные произведения
Удачные отзывы
Юмористические книги
Добавить произведение
Новости
Правила сайта
Присоединяйся! Присоединяйся!
Друзья сайта:
Андрей Ситнянский - сатирические стихи Петровский Пассаж - поэтический сайт Романа Петрова
 
 Две откровенные истории из незадавшегося отрочества самой скромной девушки сайта - Стихи девушкам, шутки для девушек - Смешные истории   | Сообщить модератору


  Ещё лучшее на ту же тему:  Стихи девушке, приколы про девушек
  

Две откровенные истории из незадавшегося отрочества самой скромной девушки сайта



Если вы думаете, что задалось мне отрочество, то заблуждаетесь как наивная дура в красной шапке в отношении гнусных намерений насильника-рецидивиста с кликухой Серый Волк.

Трудные школьные годы я провела в невыносимых материальных условиях. Верьте мне, соколики, бывали дни, когда даже на вульгарную «Вдову Клико» наскрести не могла. Ну ни цента в доме лишнего. Зато Березка-шоп как жировал, вы б видели!

Папенька мой все деньги переводил на пепси, запивая спирт в морге с малахольной санитаркой тетей Фросей. Там же, на столах, и потрахивал мощеподобное туловище, накрыв халатом ее кирпично-бетонную морду. Матерь, по слухам, разлюбила свою Америку и с горя бросила курить. Травку разную. Потому что перешла на героин. Даже открытки присылать перестала. Вы не поверите, но иногда хоть икринкой в доме покати. Вот и приходилось крутиться по жизни, как тошнотворный аттракцион «центрифуга» в Луна-парке.

В седьмом классе я была лучшей ученицей, отличницей. По физкультуре. Особенно хорошо успевала по кувыркам с физруком на матах. Еще я была первой по объему бюста. Колхозница Мухиной – жалкая пародия, на меня. Вот Крачкоооовская – это да, уважаю. У меня были самые короткие кожаные юбки и самые маечки на бретельках.
Мои неординарные анатомические данные сводили с ума не только учителей с их смешной зарплатой, но и старшеклассников из профессорских и генеральских семей, равно как и отпрысков ответработников.
На большую переменку я всегда выходила с портфелем, чтобы принять подарки. Подержаться за мою ручку или коленку стоило импортных чулок или дефицитной косметики, а потрогать грудь – джинсов, как минимум. Ну и так далее. Говорят, что в мужском туалете губной помадой на кафеле был написан прейскурант.

Но однажды со мной приключилось женское несчастье. Филипп из нашего двора, мажор семнадцати годков и сын посла в республике Гондурас, подарил мне цветастенькое пончо и навязался проводить до дому.
Надо бы сказануть о Филиппке. Мальчик он был пухлявый, плюгавый, с линзочками и комплексом маленького члена. По личику его блудливо разгуливали дебелая улыбка и несколько настырно-возрастных прыщиков, которые он штукатурил мамкиной косметикой, камуфлируя под родинки. В школу он часто приходил в синяках, потому что дома били за оголтелую мастурбацию вместо сольфеджио. Маман его мечтала, что станет Чайковским, ну или Минковым на худой конец. Впрочем, конец у него был худой, ***нький такой. После школы дородная Бася Моисеевна приезжала на трех авто с охраной, басовито рычала на крыльце «Пилипка, сынок, съешь пирожок!» и увозила будущего композитора на одну из трех дач, где репетиторы за немереные деньги били Филиппка линейкой по потным ручонкам и downобразной головке, рвали порножурналы и заставляли учить менуэты. Праздник на улице придурка настал, когда маман отбыла послихой в солнечный Гондурас.

Так вот, Филипп коварно вошел вслед за мною в подъезд, где грубо прижал меня своим пирожковым животом к батарее, разорвал бретельки сарафана цвета бедра испуганной нимфы и вцепился гнилыми зубами в пубертатные соски моей почти невинной груди. Я девушка добрая, и все могу стерпеть, только не кариес. Со следами засосов на целомудренном бюсте и каплями спермы на черных ажурных колготках я оскорбленная пришла домой и позвонила мальчикам из 10-го Б. Назавтра Филиппок не появился в школе, и вообще запропал на месяц. Ему сделали кесарево сечение для извлечения из попы еловой шишки, а потом он долечивал кариес у протезиста в республике Гондурас.

Когда он вернулся, то пригласил меня в «Славянский базар», а в знак извинения подарил новое пончито цвета свежестреляных кетцалей, которое я предпочла взять наличными в десятикратном размере. По доброте душевной я простила ему ошибку дурной юности и утешила: «Филиппок, птичка ты моя гондурасенькая, теперь мы с тобой подруги, живи». Я даже дала ему поносить мои трусики. Говорят, он до сих пор по праздникам надевает их, с ненавистью к анальному сексу и хвойным лесам.

В восьмом классе случился мой роман с женатым членом партии с 1905 года Петром Емельянычем Квакиным. По молодости он был ***стым токарем со щетинно-щеточной фабрики, и обладал большим как партийная касса шнобелем, используемым не по назначению, а по наслаждению. В период нашей нежной дружбы он был царем Всея Ваще Ленинской комнаты при жэке.

Уставшая от однообразных кувырканий с физруком, я запойно отдалась куннилингусу с портвейном и старым импотентом. Емельяныч накупил в закрытом спецмагазине для ветеранов разных плеток, цепей, наручников, кожаного белья и даже гонконговский фаллоимитатор негритянского цвета, и каждое свидание ползал на карачках, слезно умоляя ругать его плохими словами и больно наказывать. Он прятал от жены спецпаек из ветеранских заказов: баночку ржавой икры, шпроты, гречку и чай со слоником, и дарил все это мне, трогательный. Ну как я могла его за это не любить! А потом просил на него мочиться, а сам подставлял беззубый рот с седыми усятами или свою вислую скукоженную жопу.

Роман закончился, когда однажды его убогая жена Машка (парторг по образованию), вся в гневных папильотках из конфетных фантиков на завитках страсти, ворвалась в Ленинскую комнату и застала Емельяныча в наручниках, вылизывающим капли мочи на паркете, а я в это время культурно обрабатывала плетью его отвисшее от стыда седалище.

Как Машка владела матлексикой! Это песня. Взвейтесь кострами синие ночи! Меня бить не посмела, сообразив, что плетка в руке не для просто так. И в школу не донесла. Потому что я скромно, но безошибочно назвала номер статьи за разврат малолеток, плюс соучастие. Пожалела я Квакина, даже апельсины ему в больницу носила, где он пролежал пластом месячишко после партийно-принципиального разговора с женой.
Вот так романтично и завершилось мое незаконченное очень среднее образование, и я перенесла мою налившуюся соками желаний грудь из незадавшегося отрочества в тревожную юность.

Кстати, слухи дошли, что Емельяныч с Филиппком скорешился. Вместе мочат, вместе на картинки дрочат. Достойная пара, схожу-ка я за иконой.
Филиппок напривозил из забугристых гастролей столько аксессуаров и фрагментов, даже гуттаперчевую девушку Чиччолину Барби, что теперь к ним в ленинскую комнату выстраивается очередь пенсионеров и малолеток всесоюзного значения. Свое дело у них теперь: ООО «Досук», с массажным кабинетом и блевательской. Живут же люди. Все при своих, короче.

Ну вот, скромная девушка я, незлобивая и справедливая. Правда ведь?
Привет, касатики, от Зиночки.


 Автор: 
Зиночка Скромневич      Внимание! Использование произведения без разрешения автора (сайты, блоги, печать, концерты, радио, ТВ и т.д.) запрещено!
 Раздел:  Смешные истории
 Опубликовано:  2005-08-10 02:18:34
 Чья картинка:  Своя
 Статистика:  посещений: 1632, посетителей: 1220, отзывов: 1, голосов:  +1
 
 Ваше имя: 
 Ваша оценка:    
  BORIS:    0        2005-08-10   
  Праведник ГРЕШНЫЙ:   +1        2005-08-10   
  Григорий Ярок:   -2        2005-08-13   
  Толик Солнышкин:   +2        2008-12-03   
Обсуждение этого произведения:

      
 Тема  
 Re: Две откровенные истории и ...   
Ответить  |  Сообщить модератору 
  Лихо!
Нельзя не отметить мастерское владение Великим и Могучим.
Давай, Зин, ещё!
Кстати, не с тобой ли это случилось:
http://www.hohmodrom.ru/project.php?project_id=6294
??? 


         Праведник ГРЕШНЫЙ, 2005-08-10 07:41:57 
      

Использование произведений и отзывов возможно только с разрешения их авторов.
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100  Вебмастер